16:16 

Хроники одного выходного

Armeria
Название:"Хроники одного выходного"
Автор: Armeria & DanSo
Фандом Глухарь
Дисклеймер: Права на героев у Куликова енд Ко
Рейтинг: PG-13
Жанр: чушь + ахинея. В общем, юмор абсурда и чуток романтики:)
Пейринг: Стас/Ира
POV Стасика
POV Ирочки

Предупреждения:
1) Малиново-цитрусовое похмелье даром не прокатилось!
2) Любителям Гринписа и куропаток не читать!

Примечание: Стасик и Ирочка уже в отношениях...

(Продолжение в комментариях)
***
POV Карпова

- Мне нужно срочно с тобой поговорить! Немедленно и неотлагательно!
Я откинулся на подушку и, задумчиво почесав нос, мысленно принялся подсчитывать, сколько раз за последние три недели Ира собирается с духом, чтобы «немедленно и неотлагательно» поговорить со мной. Вскоре я сбился со счета и плюнул на эту безыдейную попытку.
- Я тебя внимательно слушаю. Только присядь или затормози хотя бы, а то у меня голова уже устала за тобой мотаться.
читать дальше

@темы: Глухариное)

URL
Комментарии
2011-12-02 в 21:52 

Armeria
POV Карпова


Зимина так посмотрела на меня, что я понял – вместе с оранжевыми пауками надвигаются катастрофы мирового масштаба.
- Мясо!!! – завопила она и в прыжке подскочила к мангалу. – Черт!
Ну вот, пожалуйста… Я так и думал.
- Что, спалила? – сухо заметил я. – Ничего тебе нельзя поручить, что на работе, что здесь…
Если честно, я ожидал, что она воспламенится от злости. Сам не знаю, почему мне так хотелось ее немного позлить… Может быть потому, что она прекрасна в гневе? К моему великому разочарованию, вместо того, чтобы объявить войну, Ира лишь кинула мне шампур, нанизанный ароматно-пахучими угольками.
- Лучше не философствуй, а помогай спасать остатки!
Фига се… Она даже бровью не повела, когда мне швыряла это холодное пищевое орудие! Нет, я, конечно, ловкий и прыгучий, но в факиры первого разряда пока не записывался. Ну а если бы я не поймал?!
- Зимина! – немедленно возмутился я для профилактики, параллельно стряхивая угольки с лезвия. – Убить меня хочешь?
- Уж лучше я, чем кто-нибудь другой, - зло буркнула она, не отвлекаясь, впрочем, от спасательной операции на мангале.
Я застыл. Кажется, я понял кое-что про одну сильную женщину, которую мне удалось разоружить. И да, нам действительно нужно поговорить, в лучших традициях сопливых сериалов. Но только потом. А сейчас…
- Ир, дай я сам, - любезно предлагаю я. – Обожжешься же.
Она подозрительно покосилась на меня. Видимо, до сих пор не может поверить в то, что я иногда способен проявлять благородство. Причем, чисто человеческое, а не как один из способов прикрыть собственную задницу. Правда, для меня тоже это ново. Не превращаюсь ли я в валенок случаем? Ладно, об этом тоже потом.
Аккуратно, чтобы не спалить себе ботинок, я пнул по мангалу. Видимо, силы как обычно не рассчитал, потому что данное гениальное изобретение для любителей пожрать на природе, немедленно перевернулось. Тлеющие угли рассыпались по полянке, а полусгоревшее мясо теперь издохло окончательно. Черт… Вот и поели шашлыков, называется. Ира стояла со своим шампуром в руках и печально смотрела, как догорает в траве наш обед.
- Ну и что теперь? Домой поехали? – жалобно спрашивает она. – Я, между прочим, до сих пор есть хочу.
- Ир, не нуди. – Я поморщился. – Ты же знаешь, что я этого не люблю.
- Ну да, знаю…
Как-то у нее совсем безрадостно это прозвучало. Неужели из-за сгоревшего мяса так расстроилась?! Да я ей мигом сейчас мясокомбинат местный пригоню!
- Зимина, - Попытался придать голосу мягкости, а получился как у задавленного бетоном ежа. М-да… – Иди пока малины пожуй. А я за мясом в какое-нибудь здешнее село смотаюсь.
- Что, опять меня кинуть решил в лесу?
- Всего лишь добыть нам обед.
- Так огурцы же еще остались.
- Да? – иронично окинул я цепким взглядом перевернутые по всей поляне тарелки и разбросанную закусь. – По-моему, они тоже подверглись атаке членистоногих мутантов.
- Ладно, - плюнула, наконец, Зимина, признав поражение. – Надеюсь, ты не все еще в малиннике ощипал?
Я ухмыльнулся, вспоминая сочные ягоды и их, сводящий с ума, сок… М-м-м-м… Может быть, Ирку за мясом послать, а я… Хотя нет, она в нем ни черта не разбирается, еще привезет каких-нибудь китайских котят вместо нормальной свинины. Все-таки самому придется переться… Ну а кто за язык-то дернул? Никто.
Мои невеселые мысли прервал Иркин оклик.
- Карпов! Ты там замерз что ли? Где твоя малина хваленая, а?
Я махнул ей шампуром, который, кстати тоже до сих пор болтался у меня в руке, в сторону найденного малинника.
- Да вон, за кустами, направо поворачивай! Только не споткнись – там кочка!

Едва я успел это произнести, как Зимина, старательно продиравшаяся сквозь кусты к заветному ягодному раю по моей наводке, тут же исчезла, оставив мне на прощание лишь вскрик и звук упавшего тела.
- Ай!
Я немедленно бросился к ней.
- Зимина! Ты живая?
- Главное вовремя предупредить… Вот приедем домой – будешь у меня пахать сутками, как ломовая лошадь за свои фокусы!
- Служу товарищу Зиминой, - усмехнулся я, подавая ей руку, чтобы помочь встать. – Круглосуточно и круглогодично.
- Не надейся, я доберусь до твоих ягод! - отмахнулась она и потирая ушибленную коленку. – Черт, как больно…
- Ир, ну что ты злишься-то? Я же предупредил. Я же тебе шанс давал…Сразу все сказал, между прочим.
Может быть, зря я вообще спутался с нею? Порой, я совершенно не мог понять ее поступков и действий, хотя не скажу, чтобы она меня этим раздражала… Правильнее сказать – умудрялась усложнять все даже там, где казалось просто, как дрова. Ну например, когда она отправляла своего сына к матери, то изобрела весьма дикую историю о карантине в ОВД (откуда он взялся летом – я так и не понял), о травле тараканов и вирусовых грибках. Я бы сделал все намного проще и прозаичнее – поставил бы ребенка у порога бабули, да в двери позвонил. Делов-то… И не надо ничего выдумывать. Попробовала бы бабуля не забрать своего внучка на ближайшие десять лет проживания.

Посмотрел на Ирин Сергеевну еще раз и подумал: не зря!
- Ладно, Ир. Я скоро буду. Обещаю, что мигом привезу мясо.
- Ловлю на слове, - вынырнула она из кустов, уже с набитым ртом. – Только без трупов и налетов.
- Постараюсь. Может быть.
Я поцеловал ее в огненную макушку и пошел к машине.

Когда я вырулил на шоссе, я призадумался. До города, конечно, далековато было, да и лучше бы купить свеженького мясца в ближайшей деревне, но не факт, что выгорит…
Хотя стой. Помнится мне, что когда мы ехали сюда, я заметил достаточно приличный магазинчик. Надеюсь, там есть мясо и пачка огурцов? Должно быть, по определению.
Шоссе все вымерло, и я решил переместиться к середине, а то колдобины да выбоины по краю четко напоминали об отсутствии цивилизации характерными прыжками и заваливаниями. Мне это страшно надоело.
Ну вот, другое дело, дорога стала значительно ровнее. А правила? Ну и что, постов ГАИ тоже не наблюдается. Можно и скорости, кстати, прибавить, пока Зимина там у меня с голодухи не откинулась…
Я не знаю, откуда оно взялось из поворота, да еще на такой бешеной скорости. Не знаю, как оно вообще вписалось в этот поворот и полетело прямо мне навстречу. Но я точно знаю, что если бы не моя реакция, если бы я не заметил вовремя блеск отмыленного капота впереди, меня бы очень больно прошибло тараном.
Резко крутанув руль вправо, чтобы избежать лобового столкновения, я вынес машину на обочину. «Инфинити» завизжала шинами и послушно скатилась в траву. Благо не перевернулся.
Нет, ну надо же… Этот кретин еще и скрылся, оставив о себе лишь серый дым воспоминаний. Его удача, что я не смогу прямо сейчас за ним погнаться, что я не увидел номера и что нету тут никаких постов. А не то пожалел бы, что вообще на свет родился! Козел!
Ладно, ближе к делу. Попробую вырулить обратно на дорогу. Блин, что за ботва тут густая, однако. Понатыкали своих картофелей, а ты выруливай, как хочешь… Фермеры гребаные!
Машина чуть подалась вперед, и вдруг мои уши заложило громким хлопком, напоминающим выстрел. Это могло означать только одно…
- Твою мать!!! – Нелитературно выматерившись, я вылез из машины и пошел к передним колесам. Так и есть: одно спущено, зато под ним сиротливо торчат зубцы грабель без ручки. – Твою мать!!! Гребаные фермеры!
От злости я пнул в спущенную шину изо всех сил. Теперь еще и с колесом возиться черте сколько времени! Хорошо, что я предусмотрительный – вожу запасное с домкратом. А то бы точно тут заночевать пришлось.
Вытащив из багажника ремонтное снаряжение, я скинул куртку и взялся за дело. Эх, угораздило, конечно, ну да ладно. Полчасика лишних Ирка без меня поскучает. Если, конечно, поскучает… Ух, что за мысли, товарищ подполковник? И откуда они вообще прут? Хотя это нормально, я уже давно сам себя узнавать перестал, а уж тем более чему-то удивляться. Не скажу, что мне было от этого хреново. Но всяко, необычно.
Пока я задумчиво прожимал ботинком домкрат, мое не по годам и службе развитое боковое зрение уловило какое-то шевеление прямо посереди поля. Интересно. Заплутавшаяся курица? Глухарь? Тьфу ты, типун тебе на язык!
Я сплюнул. Все три раза! Осталось еще по бревну какому-нибудь постучать, жалко, что вокруг бревен не накидали. Ну чтобы наверняка.
Но посмотреть на этот трясущийся кустик стоит, мало ли, что там? Шпионы, ФСБшники, да кто угодно. Шутка, конечно. Всего лишь куропатка, глодающая с ботвы насекомых. Тоже мясо, кстати!
Без резких движений, я достал из-за пояса пистолет, взвел курок и прицелился. Птичку жалко… Но попал!
- Федя, дичь! – хмыкнул я, пряча оружие обратно. Ничего такая птичка, не худенькая. Хоть и маловата малость, но под закуску пойдет вместо огурцов с помидорами.
Вскоре я закончил с колесом и смог, наконец-то, вернуться на шоссе. Подстреленная куропатка лежала на заднем сиденье, завернутая в какую-то тряпку, которую я нашел у себя в багажнике. Ну а что? Любите природу, мать твою. И когда я только доберусь до этого киоска, где мясо есть? По моим расчетам – никогда.
Опасаясь очередных Шумахеров, я больше не пытался гнать посередине, пересекаясь со встречкой, вот и приходилось терпеть все это деревенское танго с выбоинами и колдобинами. Такими темпами у меня и бампер скоро отвалится, к чертям собачим! Хорошо хоть он не на соплях приклеенный. «Финик» - это вам не «Копье». Ладно, жратва того стоит, всяко.
Мобила… Да что ж такое-то? Кому я опять понадобился?

URL
2011-12-02 в 21:54 

Armeria
POV Зиминой

Проклиная пауков, горелое мясо, кочки и ушибленную коленку, я побрела в малинник. Интересно, а змеи здесь водятся?
Словно в ответ на мой вопрос, рядом в кустах что-то подозрительно зашуршало… Я вся напряглась, готовая к спринтерскому забегу на длинные дистанции, но… это оказалась всего лишь птичка, которая пугливо вспорхнула из куста малины.
Я продолжила засовывать в рот спелые ягоды и размышляла о том, что Стас окончательно и бесповоротно разочаровался в моих кулинарных способностях. Говорила мне мама, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок! А я по молодости ей не верила... Теперь вот стою перед дилеммой.
С одной стороны, не стоило столь демонстративно показывать своё отношение к домашнему хозяйству. Глядишь, и не заметил бы!
С другой – исходя из опыта одного замужества, могу сознательно заявить, что мужики, жаждущие регулярного трёхразового питания, рядом со мной не уживаются! Все мои ненавязчивые попытки научить мужа жарить яичницу и варить гречку закончились разводом.
- Так что, Карпов, на мои кулинарные изыски не рассчитывай! – гордо произнесла я, обращаясь к особо колючей ветке, прицепившейся к моей штанине. И тут же с грустью подумала: как бы не сбежал... Пожалуй, как-нибудь я побалую его чем-то вкусненьким.

Солнце продолжало нещадно пригревать, малина – царапаться и манить неземным вкусом. Я продолжала лавировать среди зарослей кустарника, отыскивая более спелые ягоды. И почему, чем они сочнее, тем дальше растут?
Эх, надо было Сашку взять! Подышал бы свежим воздухом, поел витаминов. Интересно, как бы к этому Стас отнёсся? Семейная идиллия, мило! Я фыркнула. Тоже мне, примерный отец семейства! Моё подсознание почему-то совершенно отказывалось воспринимать Карпова в этом амплуа. Да и для Сашки не очень удачный пример. Пусть лучше с бабушкой общается.
Чёрт, как солнце-то печёт! Осторожно отводя от себя колючую ветвь, я поняла, что ещё чуть-чуть и мне придётся ложиться спать, обмазавшись сметаной. Пора возвращаться, да и Стасу уже не мешало бы вернуться.
Я обошла какой-то большой пень, направляясь к месту нашего пикника, и тут же наткнулась на просто райский уголок! Сочно-красные ягоды, спелые, крупные, гроздьями сыпятся прямо в руки! Вот куда надо было сразу идти, а не размениваться на всякую мелочь!
Раздираемая желанием запихнуть в себя это богатство и опасением за состоянием своих плеч, я зигзагом приближалась к заветной тени, жалея о том, что не взяла с собой какую-нибудь ёмкость. Бесперспективно проверив карманы на наличие завалявшегося кулька, ежесекундно отвлекаясь на очередную заманчивую ягодку, я, наконец, добралась до опушки.
Я слишком наивно полагала, что выйду туда, куда нужно. Оказалось, вышла не совсем туда. В общем, совсем не туда.

Помянув злую судьбу не злым тихим словом, я потащилась направо. Наткнувшись метров через двести на какое-то болото, я поняла, что идти надо было влево. Пришлось возвращаться. Опять эти несносные корни, которые торчат на тропинке!

Интересно, сколько часов я уже тут брожу? Пять? Десять?

Может, я просто прошла мимо и не заметила наш мангал? И теперь уже нарезаю второй круг вокруг вырубки с малинником?
Наверно, у меня солнечный удар. А это всё галлюцинации: и малина, и деревья, и небо, и солнце…

Так, кажется, до меня, наконец, дошло!
О нет, это невозможно.
Нет. Нет-нет-нет.
Я же подполковник милиции! Я – начальник ОВД в конце концов! И вообще, мне… (сколько мне там стукнуло?) ну, в общем…
Так что я никак не могла заблудиться! Не-мог-ла!

И всё-таки… Нет, это невозможно!
Или?..

Так, и что теперь мне делать? Звать на помощь?
Искать север? Залезть на сосну и смотреть на горизонт?
Кричать «ау»?
Запросить отчёт по биллингу? Пусть меня… (как это слово-то?)… а, запеленгуют? Запеленгируют? Тьфу!

Нет, я не буду ему звонить. Это будет наш последний уик-энд вместе… Я ещё не сошла с ума настолько!
И ему я тоже не буду звонить.

Может, у меня всё-таки солнечный удар?..

Я ненавижу пикники. Особенно в лесу. И жареное мясо. И малину. И… Ай! Комары?!! Ещё и телефон звонит! Ну хорошо, хоть работает! И кому я понадобилась?

Судя по высветившемуся номеру, моей подполковничьей голове, столь опрометчиво захотевшей поесть шашлыков, грозили беды, несчастья и катастрофы мирового масштаба. Глубоко вздохнув, я нажала на кнопку и произнесла:
- Чего тебе, Агапов?
- Здравствуйте, Ирина Сергеевна! – бодро и с чувством произнесли на том конце провода. Что-то слишком бодро. И вообще подозрительно, - Эээ… а Вы в ОВД когда будете?
- Что-то случилось? - напряглась я. Так и знала, что они опять чего-то натворили!
- Нет-нет, ничего не случилось! Мне это… бумажки подписать надо!
- У меня выходной, Агапов. Вы-ход-ной!
- Ну тогда я завтра зайду! – радостно заявил Андрей, явно собираясь попрощаться.
- Подожди. Дежурит сегодня кто?
- Так я и дежурю. А документики я завтра принесу, вы уж отдыхайте, отдыхайте!
- Ну смотри, Андрей. Если что-то случилось…
- Да не, у нас тут всё в порядке!
- Ну смотри мне!
Я положила трубку и подумала, что что-то тут не чисто! Хм. Надеюсь, ничего серьёзного он не натворил. Ну да ладно, разберусь, не впервой!
Вспомнив золотое правило потерявшихся – оставайся на месте, пока тебя не найдут, я присела на какой-то пенёк. Идти действительно было некуда. Или, вернее, чересчур много вариантов. Бросить монетку, что ли?
Я обвела глазами бескрайние зелёные просторы и подумала о том, что могу и до китайской границы добрести. Нет уж, подожду здесь!

Надо было книжку с собой взять – хоть какая-то польза была бы.
Я уже около получаса сидела на пеньке, изучая траекторию солнца, жизненный цикл какого-то полосатого жучка и структуру листьев берёзы. В мозгу прочно зависла мысль, что пока Карпов меня найдёт, я стану потрясающе стройной, сидя на малиновой диете! Где его носит-то, кстати? Уже должен был приехать, где же он запропастился?! Может, случилось что-то? В голове вдруг начали выстраиваться яркие картинки – чёрный инфинити лежит на боку грудой металлолома… чёрный инфинити взрывается и горит…
Я усилием воли прогнала жуткие картины, но тут мне пришла ещё одна мысль – он меня специально здесь оставил, а сам…!!! Ну сейчас я выскажусь!!! Где его носит?!!

URL
2011-12-07 в 13:22 

Armeria
POV Карпова


Телефон снова запиликал, требуя моего настойчивого внимания. Опять они, что ли? Ну ладно, сейчас научу уму-разуму. Я взглянул на дисплей. Нет, это моя Зимина, оказывается.
- Ирин Сергеевна? – расслабленно промурлыкал я. – Вы там уже соскучились в обществе листопадных полукустарников?
Она не удосужила меня даже приветствием.
- Алло, Стас! Где тебя черти носят, скажи на милость?
- Дела у меня в огороде были, - обидчиво буркнул я, несколько опешив от такого неласкового обращения.
- Ты что, уже и огороды крышуешь? – искренне удивилась Ира. – А дань в чем берешь?
- В ведрах. Сказал же – за мясом поехал!
- За столько времени можно новое стадо было вырастить, замариновать и съесть.
- Ир, я не понял, что за паника-то? Уже заблудилась?
Зимина на том конце провода (или трубки?) явно не ожидала столь стремительной догадки о ее плачевном положении в лесной инфраструктуре. Пора бы уже попривыкнуть и не впадать в паралич от моей знаменитой проницательности.
- Как ты догадался?
- Ватсон догадается, - хмыкнул я. – Не бойся, я сейчас приеду.
- Я и не боюсь! – надменно фыркнула она. – Только это не значит, что я готова теперь торчать в лесу до самого вечера следующего лета в ожидании тебя.
- Ну а куда ты от меня денешься? Повязаны мы с тобой, Зимина. Погонами и мясом.
Пока мы с ней трещали ни о чем, да о погоде, я и не заметил, как уже подъехал к той остановке-безнадеге, за которой шел поворот на нашу полянку. Наскоро распрощавшись, я в который уже раз клятвенно пообещал ей, что буквально через мгновение предстану перед ее бдительным взором, набитый дичью и огурцами. Кажется, поверила. Да я и сам, если честно, торопился к ней. Хотя бы просто потому, что жрать очень хотелось, а сырое мясо, вопреки слухам в стенах ОВД, я не ем. Я ж безобидный.
Припарковав машину у той же самой березы и спортивно отмахав нужный километр пешкодральником, я нашел наш распотрошенный мангал, жертву неудавшегося шеф-повара китайского ресторана по имени Ирина Зимина. Как и следовало ожидать, самой начальственной маньячки с шампуром на месте не оказалось. Скинув на траву свои пожитки в виде завернутой куропатки и пакета с маринадом, я достал телефон.
- Зимина, я приехал. Ты где?
- Ну наконец-то! Я здесь, у дерева. Решила никуда не идти, чтобы окончательно не заблудиться.
Вздохнув, я покосился на окружающий меня лес.
- Дерево, значит… Весомая примета в средней полосе России. Ну это, конечно, значительно облегчит поиски бренного и заблудшего тела. Надеюсь, хоть не пальма? Хотя под пальмой тебя искать значительно проще.
- Карпов, хватит умничать! В общем, из малинника я свернула направо… Или налево? Нет, это наверно было право.
- Ир, - перебил я географический кретинизм подполковницы. – Конкретнее!
- Ну сейчас, сейчас….Вспоминаю, не видишь что ли?

Кое-как я добился приблизительной траектории ее путешествия в кустарниках с малиной. Хотя по такому маршруту только поляков водить, если полагаться только на слова Иры. Ладно, пойду по следам ягодных лишений. Да и телефон лучше всего не использовать лишний раз – он настойчиво обещал скоро разрядиться.
Уверенным шагом я направился в сторону малинника, откуда и предполагал начать поиски пропавших лесных нимф с рыжими волосами. Только вот подзабыл я об этой злосчастной кочке…
- Твою мать!!! – приземлившись лицом в куст, заорал я. – Что б тебя!!!
Для пущей крепости я добавил еще парочку словосочетаний из лексикона сапожников и портовых грузчиков. И вдруг где-то далеко слева мое ухо поймало эхо женского голоса. Зимина! Почти нашел!
Охая и потирая ушибленную коленку, я поднялся на ноги с намерением продолжить поиски. Да… Чуть поковылять придется, пока боль не утихомирится. Ну ничего, кто не падает, тот в балет не идет.
- И-ир-ра! – на весь лес гаркнул я, аккуратно продираясь сквозь малинник. – Зимина!!!
М-да, так и голос сорвать не сложно… Лучше позвоню.
- Зимина, мне надоело тут орать - где ты шляешься? Ну приблизительно опиши местность хотя бы. Я фоторобот составлю..
- Да чего ее описывать? Обычный русский лес. Сижу тут, на каком-то пеньке, тебя жду, когда явиться соизволишь.
- По твоим приметам русского леса я соизволю явиться только лет через десять, в лучшем случае. Давай-ка направляй меня, куда ты вначале пошла?
- Налево…
- Убью!
- Да ты что, я не про это вовсе, - тут же испугалась она. – Я с левой стороны просто начала.
Не выпуская телефона, я свернул налево и, пройдя пару шагов, оглядел место происшествия. Так, вроде бы правильно, судя по двум отломанным веткам малинника и абсолютным отсутствием спелых ягод.
- Давай дальше, - одобрительно кивнул я.
- Дальше прямо, примерно метров двести, затем напра…
Оп-па! Хана мобильнику… Разрядился все-таки! Тьфу ты! Ну все, конец маршрута. Для ориентиров остались только заросшие мхом деревья, звезды во главе с Полярной, да обглоданные ягоды, которые, кстати, тоже почти закончились. Дойдя до того самого «напра…», куда по обоюдным расчетам свернула Зимина в поисках пищи, я остановился. Ну сверну я направо, а дальше? Снова орать, как баба, чтобы побыстрее голос угробить? А потом неделю допросы с помощью записок проводить? И командовать записками… «АНТОШИН, СТОЯТЬ!!!» - тут вообще транспарант сообразить можно… Я скривился в язвительной усмешке. Вот еще! Нет уж, не буду кричать без острой необходимости. Не дождетесь! На этой весьма энергичной ноте, я уверенно свернул направо.
Однако через полчаса бесцельных блужданий по корягам и кочкам, я смутно начал догадываться, что наступает та самая, острая необходимость, когда нужно включать голосовые связки на полную мощность. Потому что я тоже, вашу мать, заблудился! И кто просил Ирку переться туда, куда не просили?! Все… Больше в лес ни ногой! В следующий раз я ее в джунгли повезу на шашлыки – там хоть малины нет! Правда, кокосы куда опасней малины будут.
Покружив еще минут пятнадцать и не найдя никаких следов пребывания Иры, я все-таки не выдержал и гаркнул, что есть мочи:
- ЗИМИНА!!!
- Ой, господи! – совсем рядом вздрогнул ее голос. А через минуту сквозь кусты продралась и она, вся помятая и пыльная. – Карпов, что ты трубишь как прокаженный слон? Я чуть не оглохла!
- Нашлась, - облегченно выдохнул я. – Даже живая.
Но я видел, что она тоже рада меня видеть. Реально рада. Раз заулыбалась.
- Стас, - не спуская с губ улыбки, говорит она мне. – А обратно как?
- А обратно, моя дорогая, все-таки по звездам, - хмыкнул я, потрясая тушкой куропатки, которую зачем-то захватил с собой.

URL
2011-12-07 в 13:23 

Armeria
POV Зиминой


Ну вот и он! Наконец-то! Я уже успела соскучиться и хотела броситься ему на шею, но что-то меня остановило…
Карпов стоял передо мной, радостный и немного помятый, с торчащим из кармана оружием и рябой курицей в руке.
- Что это?! – брезгливо возмутилась я. Секунду Стас стоял в замешательстве, затем улыбнулся и с нескрываемым апломбом провозгласил:
- Дичь! – гордо подсунув при этом дохлое животное мне на обозрение.
Да, всё-таки первобытный охотничий инстинкт у мужчин не истребить! Особенно у Карпова…
- Ты собираешься ЭТО есть? – с недоверием протянула я, на что любимый мужчина ответил, что мясо куропатки – известный деликатес.
Всё это время мы продирались сквозь густой малинник. Карпов решил срезать и направился напрямик. Минут пять мы молчали, и я думала о том, что мне следовало изобразить радость при виде его драгоценной добычи. Старался, всё-таки. Добытчик! С сомнением покосившись на птицу, которая всё так же болталась в руке у Карпова, я задала вполне логичный при сложившихся обстоятельствах вопрос:
- Стас! А ты раньше птицу ощипывал?
Ответа я так и не дождалась. Видимо, сочтя мой вопрос оскорблением его компетентности, Карпов лишь обернулся, после чего резко свернул в сторону. Здесь малинник был не столь густой, и мы пошли быстрее. Вскоре показалась противоположная опушка.
- А ещё её надо выпотрошить, - высказалась я, никак не сумев отдалиться от темы приготовления обеда. Хотя, уже скорее ужина. Стас опять не отреагировал. Увидев мягкую травку, я тут же плюхнулась на неё – благо, в тени!
- Кстати, а внутренности едят, ты не в курсе? - я блаженно прикрыла глаза…
Карпов как-то странно молчал - то ли осуждающе, то ли…
- Ты что, умудрился заблудиться?!
- Да уж, Зимина, из тебя бы неплохой Сусанин вышел. Впрочем, из меня тоже.
- Надо было дорогу хлебными крошками посыпать…
- Угу. Огурцами и помидорами. Хоть какая польза от овощей была бы!
Мы, не сговариваясь, почему-то посмотрели на куропатку.
- Думаю, если пойдём вдоль опушки, то рано или поздно выйдем к нашему биваку, - произнёс Карпов после непродолжительной паузы. Я неохотно поднялась.
- Думаю, надо идти туда!
- Пошли туда!
Одновременно произнесли мы и махнули руками в разные стороны. Я решила не пререкаться, рассудив, что в худшем случае у меня будет моральное право ехидно сказать «а я говорила!».
Обогнув один большой муравейника, небольшой ров с грязной водой и поваленное дерево, мы узнали две вещи. Во-первых, здесь водится земляника. Во-вторых, люди. Несколько мужских голосов я услышала, нагнувшись в поисках красных ягод. Голоса бурно обсуждали чей-то труп и преимущество глушителя. Честно говоря, я немного встревожилась, представив, что мы наткнулись на вооружённую шайку, промышляющую закапыванием свежих трупов. Видимо, Стас подумал о том же, вытаскивая и снимая с предохранителя пистолет. Я собиралась сказать, что надо вызвать наряд, но он уже скрылся за кустарником…
Пока я в панике решала, то ли бежать за ним, вооружившись деревянным суком, валявшихся здесь в изобилии, или же звонить вызывать подкрепление, голоса смолкли. Видимо, увидели Карпова. Я настороженно прислушивалась, зажав в руке телефон...

URL
2011-12-08 в 16:28 

Armeria
POV Карпова


Я ожидал увидеть все, что угодно: гору расчлененных трупов, вооруженных косами сектантов во главе с Шамбалой, саммит президентов со всего Евросоюза и СНГ, демонстрацию полосатых купальников на слонах… Но к такому даже я не был готов вместе со своей извращенной фантазией. Я попросту оторопел. Хорошо, что мне присуща функция мгновенно оценивать ситуацию целиком, так что у меня довольно неплохо получилось быстро взять себя в руки. Кажется, вечер перестает быть томным!
- Это что еще такое?! – рявкнул я на всю поляну, гневно описав в воздухе пируэт тушкой несчастной птицы. – Это мы так работаем, да?!
Они с открытыми ртами вылупились на меня, не в силах осознать, откуда я тут такой красивый нарисовался, с гитарой и шпагой…тьфу, с пушкой и куропаткой.
- С-стас? – заикнувшись, осмелился пискнуть один из них.
- Это мы так за районом следим? – от души продолжал орать я, не хуже заведенной Зиминой. – Это мы так план по раскрываемости выполняем?!
Да, было на что посмотреть и чему удивиться. Куда там до бродячего цирка с двуглавыми лилипутами и одноухой обезьяной? Курят в сторонке всей труппой!
Один, два, три…все мои опера (ВСЕ!), кроме летуна Антошина, удобно расселись по всей опушке в компактный кружок. Середина их кружка была красиво сервирована тоннами ядреной закуси, кучей бутылок самого разнообразного бухла, начиная от коньяка «Хеннесси» (мажоры, блин!) и заканчивая самогоном. И это не говоря уже о шашлыке, который ароматно дымился на мангале за спиной Андрея. Сочный, хорошо прожаренный, без следов каких-либо углей… Мечта поэта! Но несмотря на то, что я до сих пор был голодный и теперь уже злее стаи Церберов, запах столь вожделенного мяса не произвел на меня никакого магического действия. Факт наличия на одной поляне почти всего отдела СКМ за стаканами и шампурами вместо того, чтобы добросовестно находиться на рабочих позициях, перевешивал весь мой зверский голод и испорченное впечатление от единения с подмосковной природой.
- Ну так что притихли, господа орлы-мушкетеры? – продолжал свою разъяренную тираду я, мысленно расстреливая прямо на месте всех нерадивых подчиненных, заодно и отсутствующего Антошина с Глухаревым за компанию. – За каким, спрашивается, хреном, мы решили уйти в самовольный загул?
Опера, с опаской посматривая на мой боевой арсенал в обеих руках, переглянулись между собой, видимо, вычисляя крайнего, кто будет отвечать за всех.
- Ну так что? Молчание как знак согласия меня совершенно не устраивает, так что потрудитесь открыть мне эту великую тайну королевы!
- Королева была мужиком, - пьяно хихикнули в кружке. Остальные тоже принялись хмыкать и издавать смешки, которые грозились перейти в дружный хохот. Но я что-то не оценил их юмора.
- Закрыть капот! Устроили тут посиделки на хуторе близ Диканьки с песнями и плясками! За этим, небось, и звонили, да?
- Стас… - Юра, решив попытаться причесать разъяренного начальника, протянул мне налитый какой-то успокаивающей сорокаградусной бурдой стакан. – Может, по сто сообразишь с нами?
- Угу, - кивнул я, убирая ствол обратно в кобуру. – По двести!
- Да не вопрос, - мгновенно протянули мне второй стакан. – По двести, так по двести.
Кажется, они думают, что буря с цунами и торнадо укладываются, и я, хлебнув их спиртовой настойки и закусив шашлыка, должен стать милым и безопасным, как закрытый в печке кот. Наивные!
- За ваш упокой если только! – Я в сердцах метнул свою дохлую дичь, целясь сразу в оба стакана.
- Ложи-и-ись!
Ну да. Напугал ежа голым задом. Пономаренко, не будь дураком, ловко пригнулся от летящего в него снаряда, и птица, даже не задев его белобрысые вихры, со свистом пролетела мимо и врезалась в Воронова, который явно не ожидал такой подставы от Юрки.
- О, пингвин! Ты откуда тут прилетел? – Димон, внимательно смерив несчастный трупик расползающимся взглядом, задрал голову в небо, видимо, надеясь, высмотреть в облаках заблудившихся собратьев этого плавающего пернатого. Я как-то даже обиделся за свою добычу.
- С Южного моря, - с сарказмом заметил я. – Это куропатка, дубина!
Мне уже давно стало понятно, что элементарным разносом я не смогу заставить их протрезветь. А значит, придется отложить лекцию на завтрашнюю летучку, если, конечно, они в состоянии будут вообще проснуться. Судя по времени, которое прошло с момента подозрительного звонка Андрея, и по тому, что Димон уже видит летающих пингвинов, а остальные поддерживают его наблюдения в экзотической орнитологии хоровым ржанием, бухают они уже достаточно долго. Как они собирались возвращаться обратно в Москву – ползком или на велосипедах, меня мало интересовало. Но если я хоть кого-то завтра не досчитаюсь… Пусть пеняют на себя! По крайней мере, вычет полугодовалого аванса все эти собутыльники точно заслужили.
- А давайте за Стаса выпьем! – вдруг предложили тост. – За нашего наиглавнейшего начальника во всем нашем маленьком ОВД!
- Наиглавнее, чем Ирина Сергеевна, - гнусавым хохотом поддержал остальной коллектив, от души чокаясь друг с другом пластиковыми стаканчиками. – Стас, за тебя!
В любое другое время я, возможно, оценил бы такую преданность мне даже в пьяном угаре, но сейчас после столь опрометчивого тоста у меня нервно задергался правый глаз. Черт, я же совсем забыл про Ирку! Если она все это слышала, то сейчас всем моим операм, а заодно и мне, грозит жестокая и неминуемая расправа. Нужно попытаться успеть как-нибудь ее остановить, хоть поцелуями, хоть самосожжением, хоть массовыми расстрелами грибников. И я самоотверженно нырнул обратно в кусты, прямо навстречу Варфоломеевской ночи, в глубине души надеясь на свое искусство укрощения бешеных тигриц.

URL
2011-12-08 в 16:30 

Armeria
POV Зиминой


Нет, это невероятно! Я отказываюсь поверить в происходящее!!! Оперативный отдел, эти гоблины и отморозки, бухают в лесу вместо того, чтобы работать! Это ведь полнейший беспредел! А я столько лет наивно верила, что у кого-кого, а у Карпова они под каблуком! В смысле, в ежовых рукавицах и под суровой дисциплиной, как в армии. Оказывается, нет! Эти разгильдяи даже его уже перестали слушаться! Ну, сейчас я им покажу!
Мной настолько овладела ярость, что была я готова порвать всю эту свору на мелкие кусочки и закопать их на той же полянке. Гнев начальника ОВД они запомнят надолго! Я поднялась во весь рост, расправила плечи и почувствовала, как в волосах запуталась какая-то ветка! Нет, ну надо же!
Пока я её отцепляла и выискивала запутавшиеся сучки и листики, ко мне пришла более здравая мысль. Во-первых, мой спич по поводу безответственного отношения к работе гораздо эффектнее воспримется ими на трезвую голову, то есть завтра. А во-вторых, что у трезвого на уме – у пьяного на языке, и у меня есть неплохая возможность разжиться разнообразной информацией, в том числе и о Карпове.
И я опять прислушалась к разговору.
Хм. Ненадолго же хватило праведного гнева начальника СКМ! Как раз до того момента, когда ему предложили выпить.
Я не ослышалась?
За наиглавнейшего начальника во всем нашем маленьком ОВД! Наиглавнее, чем Ирина Сергеевна?!
Кто это сказал?!

Я поперхнулась земляникой, которую продолжала запихивать себе в рот. Вот, значит, как! Нет, я конечно подозревала, что дифирамбы мне они не поют, но чтоб вот так, без капли уважения…
Меня захлестнула волна обиды, горечи и злости. Они меня и за человека не считают, оказывается. А он ещё и выпил за это! Хотя чего я ожидала? Что он заткнёт им рты? Небось, не в первый раз за это пьёт!!!
И тут меня прорвало. Я схватила крепкий сук и, без сомнения, разнесла бы там всё к чёртовой матери, выколола глаза и выдрала бы их гнилые языки, если бы не Карпов, появившийся перед моим яростным взором.
- Ир, ты чего?
И у него теперь хватает наглости появляться, как будто так и надо!
- Я сейчас порву всех твоих гоблинов, которые не считают меня за начальника! И тебя в том числе!
- Этим? – он, как ни в чём не бывало, покосился на мой сук, - Ты бы хоть гранату взяла.
- Ничего, я и этим справлюсь! – уверенно заявила я, - Мужчины и детских грабель боятся!
Я видела, что ему с трудом удается сохранять хладнокровие, чтобы не подскочить ко мне, не вырвать у меня из рук сук и не… Интересно, что бы он потом стал делать?
- Оперов где потом искать будешь? По объявлению?
- Прекрати, Стас! Кто дал вам право так обо мне говорить? Ты что, до сих пор бесишься, что не стал начальником ОВД? Или считаешь, что и так им являешься?
- Хватит инсинуаций, Зимина! – Он тоже стал заводиться, - Захотел бы – нашёл бы способ от тебя избавиться! Разнос я своим операм устроил, чего ты ещё хочешь? Чтобы я им вообще запретил думать о чем-либо, что не вписывается в твое самолюбие?
- Я хочу, чтобы была хоть капля уважения ко мне!
- Я за это не пил! – рявкнул он, теряя терпение. – А отчитываться за поступки своих оперов перед тобой я не собираюсь, сам со своим отделом разберусь!
Да… Вот и он, настоящий подполковник. Жесткий, принципиальный, горой за своих… А мне, похоже, места уже не нашлось. Видимо, я все-таки совершила огромную ошибку и начинаю за неё расплачиваться. Вот и что мне теперь делать? Расплакаться от обиды, как первоклассница, которую ударили портфелем по голове? Проткнуть Карпова суком и скорбеть на его поминках?
- Чёрт с тобой и с твоими отморозками! Продолжай в том же духе! – в сердцах выкрикнула я и гордо пошла прочь в неизвестном направлении, не забыв прихватить свой сук. Стас только молча сверлил мою удаляющуюся спину…
Вот и всё. Конец нашего романа. А на что я рассчитывала? Это ведь не Серёжа, который будет всё время подстраиваться под меня. У него другие принципы. И когда я научусь уже выбирать себе мужчин? Что-то мне подсказывает, что никогда. А еще мне что-то подсказывает, что в данный момент я сильно рискую снова стать свободной. А я ведь успела привязаться…
Вся в невесёлых думах, я брела куда глаза глядят, спотыкаясь о кочки и коряги. Как же глупо всё получилось! Сначала я винила во всём Карпова. Потом себя. И за каким чёртом я предложила поехать на эти шашлыки?! За каким чёртом я попёрлась в этот чёртов малинник? А ведь могло бы быть всё по-другому! Я вздохнула. Что я, не могла промолчать? Ведь знала же, с кем связалась! Ох, уж это моё больное самолюбие и уязвлённое самомнение! Подумаешь, какой-то пьяный опер ляпнул, что Карпов главнее меня! По ОВД и не такие слухи бродят! А ведь Стас через мгновение появился рядом, а вовсе не стал с ними чокаться – явно переживать начал, как я восприму… Ну зачем я перед ним начальником решила повыделываться? Не могла побыть просто женщиной!!!

Мой сеанс самоуничижения вдруг прервали людские голоса, глухо доносившиеся откуда-то справа. Судя по завываниям, которые вроде как называются песнями, и по запаху жареного мяса, они приятно проводили время в окружении дикой природы. Я сделала круг и вернулась обратно к Стасу и операм? Вряд ли. Место вроде не то, да и земляники не видать. Значит, туристы какие-то. Мои ноздри уловили аромат готовой еды, а мой желудок предательски заурчал, напоминая мне, что я с утра ничего толком не ела, кроме ягод. Ладно, попытка не пытка, может быть, добрые люди даже помогут мне выбраться отсюда. Ведь на Стаса теперь явно рассчитывать не приходится. Обреченно вздохнув, я, мысленно перекрестившись, шагнула из кустов на лужайку. И обомлела.
Один, два, три, четыре. Весь следственный отдел, включая начальника, то есть Глухарёва. Как же без него! Я, как говорится, выпала в осадок и утратила дар речи. Это что же получается – кот из дома, мыши в пляс? Опера на одном конце поляны, следаки на другом? В отделе хоть кто-то остался?!
- О! Ирин Сергеевна! – радостно возвестил Андрей. Судя по расплывшейся до ушей улыбке, он принял уже достаточно.
По его отношению ко мне всегда можно было узнать его «состояние души»: в трезвом виде он молчал и был смирен как благая воспитанница, со степенью потребляемости водки в нём повышалась любвеобильность, в полностью «готовом» состоянии он предлагал руку и сердце, а в похмелье – прятался от меня по туалетам.
Сейчас же при виде меня он неуклюже вскочил, при этом протирая пенёк куском туалетной бумаги – видимо, хотел галантно усадить меня на своё место.
- Агапов! – рявкнула я, - Ты где сейчас должен быть?! Почему не в отделе?!
- Эээ, - протянул он, пытаясь сделать лицо потрезвее, - Так я это… На обед отошёл!
- На обед?! В ста километрах от ОВД?!!
Нет, это просто детский сад какой-то!!!
- А что? – поддержал друга Черенков, - тут вызов поступил, ну мы и приехали! Заодно и пообедать решили. На природе.
Нет, они надо мной ещё и поиздеваться решили, что ли?!
- Какой ещё вызов, Черенков?! Ты что думаешь, я не понимаю, что вы воспользовались моим отсутствием, чтобы залиться по брови?! – продолжала бушевать я, - Дежурный следователь на месте отсутствует, начальник СО тоже! Вы чем думаете вообще?! Вы у меня все получите по строгому выговору за такое!
Я обвела грозным взглядом присутствующих. Из всех четверых только один Николай сохранил улыбку и блеск глаз – развалившись на солнышке, он щурился и жевал травинку.
- Тарасов! От тебя я такого точно не ожидала! Чему ты радуешься, я не понимаю?!
- А у меня выходной сегодня, Ирин Сергеевна! Так что отдыхаю,– довольно произнёс Коля. Я вздохнула. Ну что тут скажешь?
- Да ладно тебе, Ир, - протянул Глухарёв, - Ничего за пару часов не случится. Шашлычка хочешь?
- А давайте за Ирин Сергеевну выпьем! – радостно предложил Агапов, потянувшись за бутылкой. Где-то я это уже слышала. Дежа вю?
Остальные тут же потянулись к стаканам. Ну, с одной стороны, конечно, приятно. С другой – меня вообще хоть кто-то за начальство считает?!
- Давай, Ир, - Сергей протянул мне стакан. Раскомандовался. И смотрит так… Попробуй возрази! А я мирюсь! Потому что это я ушла к другому. Я - плохая, потому что его бросила, предоставив другим его пожалеть. Вот за то и мучаюсь чувством вины. Потому что дура и мужиков выбирать не умею!
Кажется, я сейчас расплачусь. Ну уж нет, предоставить Глухарёву право сказать, что он предупреждал и что я знала, с кем связываюсь?! Ни за что!
- Не буду, - заявила я и отвернулась.
- Ирин Сергеевна! – опять подал голос Агапов, - А вы как тут оказались?
Удар ниже пояса.
- Мимо проходила! – рявкнула я и шмякнула стаканом об землю, - В общем, если через три часа никого в отделе не будет – поувольняю к чёртовой матери!

URL
2011-12-16 в 01:22 

Armeria
POV Карпова


Нет, все! С меня хватит этого идиотизма на дикой природе! Я уже по самые гланды сыт бессмысленными истериками Ирки, мало мне ее на работе что ли? И чего я только с ней ношусь, спрашивается? Все, сажусь в машину и уезжаю обратно в город! А она пусть добирается как хочет, мне уже все равно. Надо только принять на посошок, нервы успокоить.
Я развернулся и вылез обратно на поляну к моим подчиненным. Те уже успели окончательно наклюкаться и теперь гнусавыми голосами распевали всевозможные песни на всех языках. То, что каждый пел что-то свое, а все вместе они смахивали на спятившее радио, по которому ревели одновременно все волны, их беспокоило мало, зато от столь бурного воя разбежались даже белки. Да… Вот оно, истинное лицо отдела КМ, ничуть не уступает СО в умении заливаться до затылка градусами. Воспитывал я их, воспитывал, шлифовал, шлифовал – один день без меня, и все мои старания насмарку. То ли лыжи не едут, то ли я… Впрочем, лучше не продолжать.
Взглянув на их пьяные рожи еще раз, я сердито сплюнул. Передо мной немедленно возникло два желания: вместе с ними напиться с горя от мысли, что я оказался таким плохим дрессировщиком, или же послать их всех к черту, пригрозив свежей кровью на завтрашней летучке, и снова рвануть за взбесившейся Зиминой. Второй вариант мне импонировал значительно меньше, однако спиться от вселенского разочарования я тоже не захотел. Ладно, придется все-таки бежать за Ирой, по методу собаки-ищейки, на нюх определяя следы ее белых кроссовок.
От воспоминаний по Ире мне опять взгрустнулось. Ну почему Зиминой так нравится все усложнять аж до коленной чесотки? Вечно она ломает все мои идеальные планы по жизни, превращая их в скомканные бумажки, которыми осталось лишь высморкаться. Хотя не поэтому ли мне впервые интересно жить, потому что я перестал знать, чем закончится очередной день? Нет, нужно ее непременно найти!
Взбодренный этой мыслью и фактом, что я всегда добиваюсь намеченных целей, я поскакал вдогонку за рыжей подполковницей. По моим расчетам, она будет медленно брести, занимаясь собственным мозгоедством и не разбирая дороги. Мне останется лишь понадеяться, чтобы она в раздумьях не врезалась в дерево и не упала в какое-нибудь болото. Уж слишком хорошо я успел ее изучить за последние двадцать лет, могу смело писать о ней книги и газеты. Хотя, надо сказать, ее гениальная женская логика до сих пор не поддается никакому объяснению, и я смутно подозревал, что тут даже вскрытие мне не поможет. Ну и что, спрашивается? Все равно же редчайший экземпляр мне попался. И я не собираюсь вот так вот глупо посеять его в подмосковном лесу, который я назавтра же сожгу вместе с собственными операми, если они не успеют доползти до назначенной летучки. И мне будет плевать на всякие лозунги защитников леса, типа «Любите природу, мать твою».
Я быстро шел, перепрыгивая коряги и кочки, словно школьник в «классики» скакал. Меня вела моя знаменитая интуиция и мои обширные познания в дремучем характере собственных подполковниц. И я не ошибся, разглядывая мимоходом вытоптанную землянику, сломанные ветки и… О! Грозное оружие московских милиционерш! Деревянный сук, которым она собиралась располосовать весь отдел СКМ, сиротливо валялся у пенька. Ну что же, походу я сейчас ее догоню! И…
Вдруг до моих ушей донеслись чьи-то голоса. Надеюсь, это все-таки заезжие туристы? Или все-таки браконьеры? Или мои орлы быстренько перелетели, от греха подальше, то есть от меня? Впрочем, в последнее мне верилось с трудом, разве они спьяну не изобрели вход в параллельную поляну. Для верности потрогав пушку в кобуре, я прислушался.
Когда я распознал говоривших, то чуть не завыл от мысли, что чудеса в этот пригожий выходной даже не собираются прекращаться. Еще следаков не хватало мне для полного счастья, небось, в полном составе там расселись. И скорее всего, Ира тоже там…
Кровь яростно ударила мне в башку и затопила мозг. Не дай бог я увижу ее с ним… Не дай бог… Кроме как застрелить обоих в порыве гнева, мне больше ничего умного в голову не пришло. Так, спокойно! Что за детский сад? Прежде чем с ревом и стволом наперевес выскакивать из кустарников, лучше оценить ситуацию. Иначе Зимина мне никогда не простит убийство единственного соображающего следака в отделе. А уж собственное убийство – и подавно. Черт! И с чего я вышел из себя, словно сопливый юнец на первом свидании, увидевший, как его потенциальная девушка целуется с фотографией кумира? Даже самому противно! Тем более, что судя по бурному, хоть и едва разборчивому обсуждению следаков, откуда прилетела Зимина и куда она обратно улетела, Ирки там точно нет. Может быть, ее даже и не было, а им все приснилось и теперь друг другу сны рассказывают. Ну вот… А я еще Глухаря подстрелить хотел. Две птицы на моей совести – это уже чересчур. Немного успокоившись и снова взяв себя в руки, я как можно тише, чтобы следаки меня не услышали и не опознали по тяжелой поступи, принялся просачиваться в обход их лужайки. Надеюсь, они не догадаются, что вокруг них вместе с прочей живностью водятся также и злобные начальники СКМ, причем вместе с операми. А то их точно удар хватит, никакая водка не поможет.
- Прикол, если бы и Карпов тут оказался, - вдруг изрекает голос Тарасова.
- А он-то что тут забыл? Небось, ему не до пьянок на природе – райончик-то нельзя упускать из виду.
- Так он в последнее время зачастил к Ирин Сергеевне по каким-то делам и постоянно пасется вокруг нее.
Я резко остановился.
- Ну и что? – ответил после некоторого раздумья Серега. – Колянь, тебе не все ли равно?
- Странно, что тебе при этом все равно.
Послышался тяжелый вздох Сереги, который тут же был проглочен громким храпом Агапова. Вот потянуло их на откровения, ты только глянь! Судя по их разговору, они знали о наших отношениях. Ну Тарасов точно сунул длинный нос, куда не просили. А раз он сунул, то Глухарев и подавно давно уже с ногами там. Надо же. Я несколько замешкался, не зная, как отнестись к этому открытию. Радоваться или злиться в такой момент полагается?
- Что, Тарасов, жизнь совсем не мила стала?
Все-таки не выдержал. Медленно, с чувством собственного самолюбования, раздвигаю кустарник и вышагиваю к ним на опушку. Если бы не мой несколько помятый и заплесневелый вид из-за бесконечного плутания по лесам да по долам, то мое вылезание было бы ничуть не хуже первомайского парадного шествия.
Ну и что я вижу? Два имбецила намертво забылись пьяным сновидениями (хоть бы они никогда не просыпались!), Агапов в обнимку с мешком угля, который валялся недалеко от дымящего мангала, а Черенков – в обнимку с ногой Агапова. Тарасов, открыв рот, в ужасе уставился на меня, зато рожа Сереги напротив, приняла такой расслабленно-беспечный вид, словно он только и выжидал меня с цветами и шариками.
- Товарищ подполковник? – смог, наконец, заикаясь, выдавить из себя Коля.
- Стасик! – подытожил Глухарев, опрокидывая в себя стопку, которую доселе держал в руке.
- Нет, Ежик в тумане с пирожками от бабки! Зимина где?
- Улетела куда-то в неизвестном направлении, - и, смерив меня ног до головы, предложил: - Водки выпьешь?
Я подозрительно прищурился. Тот факт, что меня сегодня все, кому не лень, пытаются споить, смущал значительно меньше, чем назревавший вопрос: а с чего Глухарев стал со мной таким добрым? Особенно если предположить, что он в курсе всего? Может, он собрался травить меня серной кислотой, к примеру? Но я слишком вымотался за сегодняшний день, сил на хлипкие подозрения тупо не осталось… Вот приму на грудь пластиковый стакан и погребу дальше Ирку разыскивать.
- Хрен с тобой, Глухарев, - махнул я рукой. – Наливай!
Дожил! Пью водяру в кругу следственного отдела и закусываю шашлыком и помидорами! И не просто пью, а практически в обнимку с Глухарем, уже пять брудершафтов выпил! На шестой брудершафт проснулся чемпион по идиотизму Агапов и, не только не удивившись, но и расплывшись в улыбке от моего неожиданного визита на их поляну, тоже потянулся ко мне с пустым стаканом, попутно пытаясь стряхнуть с ноги дрыхнущего Черенкова. Но я категорически отказался с ним даже обжиматься, и Андрей, жутко разочарованный, с горя опять крепко заснул. Тарасов (будь он неладен!) напротив, пить и разговаривать вообще перестал и теперь напряженно вглядывался в наш хлипкий, винно-водочный союз. И дохлому коню с одного глаза было бы понятно, что Тарасову явно не по душе мое присутствие на их зеленой, вечноцветущей поляне.
- Слышь, Глухарь, - принял я вдруг решение залепетающимся языком. – Давай отойдем, поговорить надо.
- Давай, - трясанул в ответ лысиной Серега. – Только не переусердствуй.
- Да не боись, я сегодня безобидный.
Когда мы скрылись в кустах от пытливого взора Тарасова, я спросил прямо в лоб, без всяких обходняков:
- Ты знал?
- О конце света? Знал, конечно. О нем даже Ванга знала.
Я сердито сплюнул.
- Глухарь! Мне недосуг сейчас давиться от смеха!
- Знал-знал, - горько усмехнулся Сережа, с силой сжав пластмассовый стаканчик, что вся остававшаяся в нем водка выплеснулась мне на ботинки. – Много чего знал. Но откровенничать с тобой я не намерен. И детей крестить тоже, на всякий случай.
Если честно, его ответа мне было вполне достаточно. Это означало, что нам с Зиминой можно теперь не скрытничать и не прикидываться девственниками при виде друг друга в стенах родного ОВД. Не знаю как Ире, но мне этот карнавал начал уже порядочно надоедать.
Я посмотрел на небо. Там уже начали зажигаться первые звезды, ненавязчиво настаивающие на скорейшем возвращении обратно в Москву, если мы не хотим всю ночь провести в лесу.
- Где она? – спросил я, допивая свою водку и не сводя глаз с особенно яркой звезды, у которой, как мне казалось, было какое-то оранжевое сияние. Мне Зимина уже на небе мерещится?
- Ушла туда куда-то. – Серега указал в сторону муравейника. – Накричала на нас и сбежала во-он туда.
- Ладно, я пошел тогда.
- Стасик!
- Ну чего еще?
- Может, еще по одной? На посошок?

URL
2011-12-16 в 01:22 

Armeria
POV Зиминой


И я вновь уныло бреду среди бескрайней зелени. Уставшая, голодная, мучимая жаждой, расстроенная и ужасно злая. Именно злость заставляет меня идти вперёд, сжав зубы, продираться сквозь какие-то заросли, не обращая внимания на ветки, яростно вытаптывая кустики земляники, расшвыривая ногой брёвна. Я была зла на весь мир, на оперов и следственный отдел, Карпова и Глухарёва, и их всех, вместе взятых! Сволочи они все! Я им ещё покажу. Главное – выбраться. Ничего, пешком дойду. Вот тогда они все у меня и попляшут!
Я сопела и топала как слон, не разбирая дороги, пока в какой-то момент не оступилась и не упала с небольшого пригорка прямо на подстилку из мха. Нет, больно мне не было, и ничего я себе не ушибла. Но от бесконечной ходьбы по бескрайним просторам подмосковных лесов у меня уже жутко болели ноги и спина. Это вам не на шпильках по коридору ОВД расхаживать! Я с трудом попыталась подняться, охнула и тут же шмякнулась обратно. Посижу ещё чуть-чуть. Может, встречу какого-нибудь доброго лесничего. Интересно, они раз в какой период времени обходят свои владения в поисках пропавших путников?
Дальнейшие перспективы показались совсем не радужными. Одна, в лесу, без денег и без машины. Зато с телефоном и удостоверением, при условии, что они ещё не потерялись…

Я рассмотрела возможные варианты. Первый: топать, пока не выйду к шоссе, где можно поймать попутку. Второй: вернуться и пасть в объятия к Глухарёву, сморкаясь и размазывая тушь по лицу. Не устоИт, куда ж ему деваться… Простит, приголубит и… умру я от руки своего первого зама… Почти хэппи-энд!
При мысли о Карпове закружилась голова, закололо в груди, засосало под ложечкой и стало совсем паршиво. Как бы то ни было, я основательно успела к нему привязаться и, не смотря на некоторые нюансы наших отношений, я была с ним по-настоящему счастлива. Ещё сегодня утром… И кто меня дёрнул предложить ехать в лес?!!
Я с трудом поднялась и заковыляла дальше. К сожалению, свой сук я потеряла уже давным-давно, а с ним идти было легче. А подходящей замены никак не находилось.
В какой-то момент я остановилась, прислонилась к дереву и поняла, что дошла до ручки. Осознала весь кошмар ситуации. Всё это время я рассчитывала, что скоро выйду к месту нашего пикника и подожду Стаса возле машины. Но теперь до меня наконец дошло, что я действительно заблудилась. Одна-одинёшенька! А ведь я даже толком не знала, в какую сторону мне идти и откуда я пришла. И телефон мне уже не поможет. Как я смогу кому-то объяснить, где я нахожусь? Это конец. Сил моих уже нет. Умру здесь, от усталости, голода и безысходности, и никто меня никогда не найдёт! И в газетах напишут: пропала без вести…
Мне ужасно стало жалко себя, я медленно сползла по дереву, в глазах защипало…
Вдруг в стороне я услышала чьи-то шаги… Карпов?! От счастья я действительно всхлипнула. Всё-таки нашёл!!!

URL
2011-12-20 в 21:19 

Armeria
POV Карпова


- Ладно-ладно, но только один, - согласился я и подчеркнуто добавил: - Один, понятно? ОДИН, а не двадцать один!
- Да понял я, понял, только один стакан. – Серега мгновенно сунул мне пластиковый кошмар стеклодува и плеснул туда святой сорокоградусной. – Давай, Стасик, за вас!
Так. Что-то мне совсем не нравится настрой Сережи. Что это еще за «за вас»? У него совсем что ли самолюбия нету или ему откровенно уже на Ирку начхать? Нет, мне, конечно, стало хорошо и привольно от нескольких стаканов и пары тарелок отменного мяса (как потом выяснилось, мясо было приготовлено для спящего Агапова и куда-то свалившего Антошина, но меня мало задел этот факт), однако в моих мозгах Великий опохмел еще не оккупировался. Значит, соображалка еще фурычит, лавируя между туманными потемками алкоголя. В отличие от того же Глухарева.
- Серег, ты ненароком не опух? – на всякий случай поинтересовался я.
- А что такое? – Он таращит на меня нетрезвые глаза, словно соображая, что это за хрен с горы перед ним нарисовался. – Или тебя что-то смущает?
- Смущает, что ты нос, куда не просят, суешь.
- Я всегда сую нос, куда не просят, - вызывающе усмехнулся он. – Работа у меня такая.
А, ну да. А я всегда бью, куда не просят. И у меня такая работа, и что теперь? Я должен пойти и отдубасить всех, кто мне не нравится? Да я бы все руки давно отбил, мотаясь по району!
- Так у тебя с Ирой…как? Серьезно? Или ты опять прикрываешься ею?
- Серег… - Чуть не поперхнувшись от накатившего бешенства, я все-таки сдержался. – Лучше не зли меня. Кому, как не тебе, известно, насколько опасно со мной связываться?
- О чем и речь. – Глухарь явно протрезвел – от его картаво-водочного говора не осталось и следа. – Ты же ничего просто так не делаешь, Стасик.
Я вперил в него свой взгляд удава перед сусликом (правда, выдвигаться в качестве кандидатуры суслика, Сережа наотрез отказался). Так мы и стояли, глаза в глаза, стакан к стакану, в которых мирно поплескивалась недопитая водка. Конечно, в моей башке проскакивала мыслишка врезать Глухарю в челюсть для профилактики, но после шести выпитых брудершафтов и клятве на паспорте Черенкова, жалко было портить такие оптимистичные, хоть и не совсем трезвые начинания.
- Теперь делаю, - уверенно заявил я и, подумав, добавил: – Слушай, Глухарев. Чтоб было понятнее, говорю твоими же словами – обсуждать с тобой свою личную жизнь я не намерен. И соваться в нее я тебе тоже не советую.
Кажется, до меня дошло, почему Серега так усердно вливал в меня все спиртные напитки от «А» до «Я», какие у них в запасе были. Он просто попал в ряды тех неудачников, которые искренне полагают, что для того чтобы узнать обо мне какие-либо тайны, нужно просто споить меня до одурения, и я сам с радостью все выболтаю. Наивные сукины дети! Хрен вам на постном масле, а не мемуары гейши… И с каких это, спрашивается, пор его так усиленно заинтересовала моя личная жизнь? Риторический вопрос, конечно. С тех самых пор и заинтересовала…
Глухарев явно был разочарован сокрушительным провалом своей разведческой миссии. Он стоял с весьма кислым видом и надуто молчал, не зная, с помощью чего еще можно ко мне подкопаться. Глядя на его унылую физиономию, мне пришлось поморщиться и все-таки сжалиться над Серегой.
- Не хныкай, Серег. – Я от всей души хлопнул его по плечу, почти по-дружески. – И на твоей улице перевернется грузовик с мандаринами.
Упоминание о мандаринах снова напомнило мне об Ирке и о том, что я, в общем-то, не бухать приперся (тем более с Глухаревым!), а вроде как ее разыскивать. Хотя стой, я же решил больше не носиться за ней, как плешивая собачонка за блохами, верно?
- Да иди ты, Стасик… - беззлобно стряхнул плечом мою пятерню Сережа. – …в лес. Лишь бы Ирке страдать из-за тебя не пришлось, остальное меня как-то мало колышет. Можешь хоть розами посыпать тротуары в местах, где она ходит или под балконами серенады петь.
- Оштрафуют за мусор и за нарушение общественного спокойствия после десяти часов, - хмыкнул я. – А Ирка страдать не будет, слово офицера.
Поверил он мне или нет, я так и не понял. Серега лишь поднял на меня насупленный, пронзительный взгляд матерого следака перед тем, как начать накручивать кишки у недалекой жертвы, сдуру попавшейся в капкан Уголовного Кодекса. Напугал ежа бритвой! Сейчас я снова для пущей театральности включу (ну и что, что полутрезвый!) свой знаменитый взор, от которого пули стены прошибают и тогда посмотрим, кто еще выиграет в этих гляделках!

Черт! Все мои грандиозные планы задавить Глухаря одним лишь взглядом упивающегося легкой добычей злобного подполковника, который наводит страх на всех районных гопников и бабок, закончились полным фиаско в виде зазвонившего мобильника у Глухаря в кармане. Сережа тут же вышел из игры одним лишь нажатием кнопки для ответа… Ну что за повальная непруха сегодня?
- Динь? – Серега отвернулся от меня, для верности видимо, чтобы я не подслушивал. – Ну ты где пропал-то? Мы тебя ждем-ждем…
О, надо же! Вот и последнее, недостающее звено Марлезонского балета нарисовалось! А я уж напрягаться начал, что Антошин решил поменять свое амплуа бездельника и пройдохи, решив заняться делом вместо массовой попойки с каким-либо отделом. Ну все, теперь я спокоен за его репутацию.
- Ага, ага, - негромко бормотал Серега в трубку. – Да ладно?! А ты сам где находишься-то? А, знаю… Тогда отбивайся чем можешь, сейчас буду.
Нажав кнопку отбоя, Глухарь вновь повернулся ко мне, все-таки вспомнив о моем незаметном присутствии в качестве тени отца Гамлета. Я молчал как зашитый, словно ожидая ответа, хотя и прекрасно понимал, что майор вовсе не обязан передо мной отчитываться. Но с другой стороны он был обязан отчитаться за местонахождение моего подчиненного, чтобы я ему тоже смог навешать начальственных люлей за самовольный уход с рабочего места. Похоже, Сережа тоже это понял, раз просто и без разбазаривания сказал мне:
- Пойдем.
- Далеко? – на всякий случай усомнился я. – Карта есть?
- Ира есть, - усмехнулся Сережа, беспардонно выбрасывая стакан с водкой и самоотверженно ныряя в кусты. – Ну ты идешь уже, подполковник?

URL
2011-12-20 в 21:20 

Armeria
POV Зиминой


- Ир?! - послышался со стороны чей-то голос. До боли знакомый… Что им тут, мёдом намазано, что ли?! А я так надеялась, что хоть один человек в этом ненормальном ОВД работает!
- Антошин, немедленно выведи меня отсюда и отвези в Москву! – категорично приказала я, поднимаясь и придерживаясь при этом за дерево. Денис выглядел слегка растерянным (и не мудрено!) - найти своё начальство посреди леса в совершенно непрезентабельном виде! В руках у него позвякивал целлофановый пакет. Понятно. Закуси оказалось слишком много!
- Ир, а может это… потом в Москву? Там у нас такие шашлычки дожариваются, мммм! – он закатил глаза и облизнулся. А у меня свело судорогой живот и началось обильное слюноотделение. Но я сдержалась и, протянув указующий пёрст, с непреклонностью заявила:
- В Москву, Антошин! Немедля!
Кажется, у меня появилась склонность к позёрству – не хватает только коня и треуголки, чтобы полностью ощутить себя Наполеоном в 1812 году. Наверно, это всё-таки от голода…
Денис сотрясал бутылками, расписывал нежный вкус мяса, но перед моими глазами стояла мёртвая куропатка и я была непреклонна. Наконец, Антошин сдался и мы пошли. Кажется, я начинаю ненавидеть природу. Сегодняшней прогулки на свежем воздухе мне хватит на всю оставшуюся жизнь. Я с нежностью и теплотой вспоминала прокуренный коридор нашего ОВД, обезьянник и туфли на шпильках… Каюсь, в мыслях моих преобладала жареная картошка с подливой, мясные тефтели, яблочные пироги и даже… перловка! Я старалась не смотреть под ноги, чтоб не видеть эту чёртову землянику, а ещё, кажется, у меня начались галлюцинации на почве голода, ибо мне чудился запах жареного мяса и он сводил меня с ума…
Чёрт! Слуховые галлюцинации меня тоже не минули! Я бросила взгляд на Дениса и всё поняла. Пользуясь моей несведущестью в топографии, этот гад повёл меня не в ту сторону! И теперь (О Боже, какой запах!!!) мы всё-таки пришли к костру следователей…
Или не следователей?!
- О, Антошин!!! – раздались приветственные возгласы его собратьев по оружию, - Как раз к шашлычку поспел!
Лицо Дениса вытянулось от неожиданности, а его многообещающе-позвякивающая ноша была тут же присвоена загребущими оперскими руками. А вот моё появление на поляне вызвало уже не столь бурный всплеск эмоций. Я наслаждалась наступившей минутой молчания и краем глаза отыскивала среди них фигуру Карпова.
- Эээ... Чтоб мне сдохнуть!!! – раскрылся чей-то рот. Ещё у одного вырвалась пара непечатных выражений. От шока, видать. Наконец, самый умный (или самый трезвый?) громко и членораздельно сказал:
- Здравствуйте, Ирина Сергеевна! – после чего и остальные решились со мной поздороваться, а кто-то даже попытался отдать честь. Я холодно кивнула.
А Стаса среди них нет...
- А мы тут шашлыки жарим. Может, присоединитесь к нам?
Они тут же услужливо потеснились, освобождая мне место, но как-то неуверенно. Похоже, они явно были не в своей тарелке! Сейчас я им…
- Слушай, Ир, - зашептал мне на ухо Антошин, - Надо сваливать. Ты скажи, что мы спешим… Там Серёга ждёт…
Тоже мне, великий комбинатор! Решил с моей помощью вернуть назад свой спирто-водочный багаж?! Я наградила Дениса негодующим взглядом и громко произнесла:
- А почему бы и нет! Надеюсь, мясо не сильно пригорело?
Трудно было сказать, что моё согласие вызвало бурю восторга. Скорее наоборот. Более половины выглядели слегка озадаченными, а некоторые даже слегка протрезвели. Антошин хмурился. Я могла бы насладиться моментом, но всё моё внимание отвлекала еда. Первые куски мяса, я, кажется, проглотила не жуя и совершенно не ощущая вкуса. С кетчупом. С горчичкой. С хлебом. И помидорку мне! И огурчик тоже! И другую закуску далеко не откладывайте! Мммм…
Вот оно – счастье!!!

- А давайте выпьем! За самого лучшего начальника ОВД!
Я чуть не подавилась. Вот паразиты! Кто тут недавно пел дифирамбы Карпову, а? И где же он сам, чёрт побери?!
Опера с энтузиазмом поддержали тост. Мне подсунули стакан с таким видом, будто это граната с оторванной чекой. Шайка криминалистов-розыскников как завороженные глазели мне в рот. Надо будет у них спросить, чем же я так хороша. И на телефон записать – увековечить на память!
Денис сидел рядом и время от времени бросал на меня многозначительные взгляды – всё надеялся, что я передумаю и мы пойдём к следователям. Боюсь, скоро решат, что у меня теперь роман с Антошиным! Вот Карпов-то обрадуется слухам! Я всё ещё была уверена, что Стас где-то недалеко, ведь его обожаемая куропатка как раз находилась на стадии ощипывания. Угрюмый опер делал это весьма профессионально и методично, просто загляденье. Я медленно дожёвывала шестой кусок мяса и любовалась полуощипанной куропаткой, как вдруг сзади меня раздался утробный рык... Ох, да что же это такое?! Я слегка подскочила от неожиданности, развернулась и увидела, как из-под куста вылазит ещё один опер, душераздирающе зевая и потирая глаза. Напугал-то как, подкустовый выползень! Негде поспать больше, что ли?! Я недовольно подвинулась.
- О, какие люди! - раздался радостный возглас, - Витёк! Проспался?
Витёк таращил зенки и мотал головой, распространя вокруг запах перегара. Пихнув Антошина в бок, он спросил:
- Слыш, а Карпыч где?
Вот-вот, меня тоже этот вопрос интересует!
- А он что, тоже с вами? - неизвестно чего перепугался Дэн и скосил глаз на меня. Ну-ну!
- Да был тут. Устроил взбучку и ушёл. А...
Тут на него кто-то шикнул и кивнул на меня. Витёк вытаращил глаза, а заводила этой тусовки откашлялся и выдал очередной тост.
- За нашу Ирину Сергеевну! Такого понимающего начальника больше ни в одном ОВД нет!

URL
2011-12-24 в 21:32 

Armeria
POV Карпова


За один только сегодняшний день я накрутил пехом километров наверно триста, если не больше. Такими темпами можно будет скоро продавать машину и покупать себе мешок кроссовок для продолжительной ходьбы по пересеченной местности. Зато экономия-то на бензине какая будет, сразу выйду в первые ряды миллионеров по рейтингу «Форбс». Самый богатый оборотень в погонах! Сэкономил туеву хучу бабок, всего лишь отказавшись от своей «Инфинити» ради круглосуточных пеших прогулок зимой и летом! От этой вырисовывающейся перспективы я чуть не заржал, только присутствие Глухаря, за которым я сейчас уныло тащился, несколько остудило полет моей разбушевавшейся фантазии. И все равно, как я ни старался подавить смешки и гыканья, Сережа все-таки услышал (тоже мне, Глухарь, называется) и обернулся:
- Стасик, ты что-то сказал?
- Комар в рот залетел, теперь першит в горле, - с сарказмом пробормотал я. – Не надейся, Сереж, не подавлюсь.
- Тогда приятного аппетита. – Следак снова утратил интерес к моей скромной персоне, продолжая отважно разламывать кустарниковые баррикады. Видимо, все-таки надеялся, парень, на мою внезапную кончину посереди этой несчастной просеки. А что, удобно – далеко ходить закапывать не надо. И подозреваемые есть – вон их сколько летает, один другого багрянее!
Я мог бы и дальше продолжать источать весь этот фонтан ядреной мысли в башке, если бы впереди не послышался гул знакомых голосов, который мгновенно отбил у меня всю охоту к мрачной философии. Так, а к этим-то мы зачем приперлись? Дорогу что ли спросить? Сомневаюсь, что они вообще в состоянии сообразить хоть какую-то человеческую речь, а уж про ориентиры и указатели можно даже не вспоминать.
- Ну вот мы и на месте, - загадочно изрек Серега, остановившись у этого злосчастного куста, который отделял нас от оперской опушки. – Пост сдал, пост принял!
Если честно, я все еще не словил связи между моими операми и Ирой. Наверно мой мозг несколько потупел из-за всех событий и переживаний за один день, что он уже начинает нервно сворачиваться в когнитивный диссонанс. К тому же, мне страшно не хотелось, чтобы Глухарю предоставилась возможность лицезреть знаменитую шайку оперов, размазанную похмельем по всей поляне. Это ж анекдотов на три недели будет, минимум!
- Глухарев, - покосился я на него. – По-моему…
- За нашу Ирину Сергеевну! – внезапно перебили меня оттуда, причем, довольно-таки громко. - Такого понимающего начальника больше ни в одном ОВД нет!
- Ур-р-р-р-рааа!
Я так и застыл с салютом своих невысказанных мыслей, да с раскрытым ртом. Ну ничего себе! Стоило только поверить в их щенячью преданность белому господину, как они тут же продались! И, главное, за какие шиши-то? За стакан водки?! Может быть, мне назло им заделаться в начальники следственного отдела? Узнают тогда, как это жить на казенные харчи! Развели тут беспредел…
Вдруг меня как током ударило – Ирка! Она же нашлась и сидит там, среди ребят, пока я тут себе ахинею какую-то рассказываю! Несу и даже не замечаю, как с выражением победителя смотрит на меня Глухарев, плюя осуждающими плевками на мое чувство собственничества. Твою ж мать…
- И мне налить! – Я резво выпрыгнул из куста, размахивая стаканом, с которым так и не смог расстаться.

Момент продублировался - опера обернулись и снова потрясенно стихли. Правда, на этот раз я перед их глазами появился с другими намерениями, да и состав их пополнился двумя персонами, одна из которых меня очень сильно интересовала.
По враз побелевшим лицам отчетливо можно было прочесть, что их всех лучше было бы отправить подметать пустыню и драить ледяные просторы Арктики, чем пить с обоими начальниками за здравие одного из них. Особенно если учесть, что не далее, как несколько часов назад, я основательно прокатился по недалеким умам своих сотрудников. Что касается Антошина, который видел меня в первый раз за весь этот долбанный день, так у него вообще сверкала смесь самых разнообразнейших эмоций, начиная от шока и заканчивая паникой. Но мне было плевать на их приунывшие рожи. Я смотрел только на Иру. А она смотрела на меня с некоторым вызовом. Правда, через долю мгновения ее вызов в бездонных глазах внезапно сменился полным обалдеванием. Не такое, как у прочих прихлебателей, но она тоже оказалась на грани массового потрясения.
- Глухарев?! И ты сюда притащился?!
Оказывается, следом за мной из кустов красиво вывалился Сережа с застывшей улыбкой на лице.
- Здрасти, Ирин Сергеевна.
- Ну так что застеснялись, орлы? – усмехнулся я всей этой разномастной публике. – Наливать будем или как?
Сказал, а сам подошел и уверенно пододвинул Антошина, занимая свое законное место рядом с Зиминой. Меня мало беспокоило, что Антошину некуда было двигаться, и он оказался совсем зажатым между мной и Димоном в лучших традициях утренних час-пиков московского метрополитена.
Словно по команде опера вновь радостно загудели, рассыпались в шутках и прочем краснобайстве, зазвенели стеклотарой. Серегу они приняли как родного, мгновенно нашли ему чистый стакан и плеснули туда тяжелую артиллерию в виде коньяка. Тот (странное дело!) даже не отпирался и не крысился, принял протянутую ему посудину с вполне благодушным настроем. Ну да, лучше хлипкий мир вместо хорошей войны, по крайней мере на этот раз, когда ладно уж, мы собрались здесь (правда, с изгибом гитары желтой и нежными объятиями ничего так и не вышло). Антошин, которому было все равно что и с кем пить, тоже забыл о своей кислой мине и радостно затрещал с приятелем про дружбу и совесть. Ну еще бы, после ста лет разлуки без писем!
- Умнее ничего не придумал? – раздраженно зашептала мне на ухо Зимина. – С Глухаревым-то припереться? И где ты его вообще нашел? Да еще и скорефаниться успели?!
- Пришлось идти по кровяному следу, - усмехнулся я. – Вот и обнаружил тела твоих следаков на соседней поляне.
- Гениально! А чего не захватил с собой остальных для кортежа? Тарасов сопротивлялся, наверное?
- Было дело.
- Ты его там не убил, случаем? – внезапно испугалась Ира. – У меня и так следаков приличных на район не напасешься…
Я пожал плечами, сделав очень грустные глаза.
- Ну Ир, ну так вышло… Да ты не переживай, я аккуратненько. Все красиво получилось.
Конечно же, она не смогла не улыбнуться.
- Ох, дошутишься ты у меня, Карпов. Ох, дошутишься…
Но я видел, что ее очень напрягало присутствие пернатого и его человеческого друга, а также всей этой компании отмороженных оперов. Пожалуй, меня это тоже напрягает.
- Пойдем, Ир… - шепнул я ей. – Только по-пластунски

URL
2011-12-24 в 21:34 

Armeria
POV Зиминой


- Пойдем, Ир… - шепнул мне Карпов, – Только по-пластунски.
Я косо поглядела на него:
- А как же конспирация?
Он обвёл присутствующих оценивающим взглядом и кивнул на мой стакан.
- Предлагаешь остаться и проследить, чтоб завтра никто ничего не вспомнил?
Нет, я не хотела. Но из чистого упрямства продолжила:
- А свою пернатую добычу ты уже готов бросить на произвол судьбы?
Куропатка оказалась для Карпова весомым аргументом. Уже полностью ощипанная, она всё ещё находилась в руках угрюмого опера, который как раз примеривался располосовать её брюхо… Ох! Я зажмурилась. Гадость какая! Обязательно делать это у всех на виду? Не мог в другое место уйти, что ли?!
Я приоткрыла один глаз и уставилась на свои коленки. Но этот (…) живодёр с дохлой птицей нахально лез в глаза! При виде потрохов я поняла, что меня сейчас может сильно стошнить… Нет, только не это!
Отпихнув Стаса, я развернулась и бросилась в кусты. Обмахиваясь листом папоротника, я глубоко и часто дышала. Помогло. Жуткое видение изуродованной куропатки, кажется, покинуло меня.
- Тссс! – раздался вдруг громкий шёпот в соседних кустах. Я замерла. И в который раз пожалела, что не взяла пример с Карпова и не засунула за пазуху пистолет. Какие-то подозрительные личности короткими перебежками окружали поляну явно со злым умыслом! Причём один из них был практически рядом со мной… Из-за громкого шума, производимого операми, очень трудно было разобрать их разговор. Я набрала номер Стаса – пусть принимает меры! Но номер не отвечал. Чувствуя себя русской разведчицей в тылу врага, я просунула голову сквозь кустарник. Это улучшило слышимость. И видимость тоже.
Красавцы. По-другому не скажешь. Юные следователи-натуралисты, изучающие местную флору. Всё-таки флору больше изучал Агапов, итенсивно ползая на коленках в поисках земляники. Черенков огорчённо бил себя по груди и в области таза, после чего уныло изрёк:
- Я паспорт потерял!
- Не боись, Лёха, - кажется, жизнерадостность Андрея ничем испортить нельзя, - найдём мы твой паспорт! Вот отобьём Серёгу с Дэном и найдём!
БОльшее впечатления на меня произвёл Николай. При словах о паспорте он слегка вздрогнул и подозрительно заозирался по сторонам. Хм. Не иначе, как Тарасов и спёр у Черенкова паспорт. Никогда бы не подумала!
- Тссс, - опять прошипел Коля и замахал узловатой палкой, в которой я признала свой сук. Почти жезл власти. Тоже мне, предводитель команчей выискался!
Андрей оторвался от поедания лесного деликатеса, подскочил к друзьям и зашептал план действий. До меня донеслись обрывки фраз – «окружить» и «застать врасплох». О чём это он, а?
Всю речь Агапова Коля недовольно постукивал своим посохом и по завершению начал что-то возражать.
- Да ты чё?! – загорячился Андрей в ответ, Ты и вправду думаешь, что Серёга с этими гоблинами по своей воле пить будет? Я те говорю – заманили они его к себе, за-ма-ни-ли! А нам Серёгу никак нельзя в беде оставлять!
Ну, теперь понятно. Пришли выручать своего предводителя, а то ж без него пьянствовать не комильфо! Надеюсь, всё закончится мирно и завтра не придётся пол ОВД навещать в больнице!
Троица следователей отправилась на запах шашлыков и звон бутылок, а я осталась. Обхватив руками колени я задумалась о том, что руководитель из меня не важнецкий. Весь отдел распустила! Работать никто не хочет, приказов не слушаются. А начальники отделов по очереди в любовниках ходят. Хороша начальница! Да, Зимина, пора тебе на пенсию – с такими темпами и так скоро уволят к чёртовой матери!
Не известно, до чего бы я ещё доразмышлялась, ели б передо мной не появился Стас со стаканом в одной руке и выпотрошенной куропаткой – в другой.
- Устала? – спросил он, протянув мне стакан. Надо же, вода. Минеральная. Я кивнула и с наслаждением выпила.
- Ну что там? – я кивнула в сторону поляны, - Кровавый бой?
- Да нет, нормально всё, - ответил Стас и после паузы добавил, - решили отметить встречу отделов.
Я вздохнула. Если сегодня была проверка, кто-то не досчитается головы. То есть я.
- Не сиди на земле, холодно. Постели вот.
Карпов порылся в карманах и протянул мне слегка помятую книжечку, которая при ближайшем рассмотрении оказалась паспортом Черенкова, пропахшим водкой и с кровавым пятном от кетчупа.
- И откуда у тебя это диво дивное? - Я прищуренно взглянула на красную, измазанную книжечку. - Когда ты успел обокрасть Черенкова?
- Трубки мира под рукой не было, - загадочно усмехнулся Стас. - Пришлось воспользоваться подручными лежащими телами.
Ещё и трубка мира какая-то! Нет, мой мозг больше не вынесет… Может, этот лес какой-то проклятый? Надо выбираться отсюда подобру-поздорову!
- Домой пора, - проворчала я.
- Ужинать? – не упустил случая подколоть меня Стас.
- Ну надо же как-то твою добычу утилизировать, - не осталась в долгу я.
И мы, неосознанно взявшись за руки, опять побрели через малинник. Он, я и куропатка. Почти семья.

URL
2011-12-27 в 00:37 

Armeria
POV Карпова


Я искренне надеялся, что к ночи мы, наконец, вылезем к «Инфинити». Ну или хотя бы к утру, если, конечно, на мою машинку не наткнется какой-нибудь обдолбанный поганками грибник. Пусть только рискнет сделать с ней что-то большее, чем просто пройти мимо. Или когда там у нас грибы вылезают? Впрочем, неважно. Я предупредил.
Мы шли молча, каждый раздумывая о своем, вечном. В одной руке у меня болталось то, что осталось от некогда небольшой птички, в другой руке была крепко зажата Зимина, чтобы на этот раз она никуда не смогла потеряться. А то устроила тут лесные гонки вокруг трех елок! С другой стороны, именно благодаря этим гонкам, мы теперь знаем, кому завтра отрывать тыквы и за что. Ну и урожай же нас ждет…
Еще и Глухарев. Не скажу, что теперь мы стали друзьями навеки, не разлей вода и не разбей трубу, но промелькнувшие откровения между нами помогли разобраться и поставить все точки над «Ё». Я теперь знаю, что Сережа мне не враг. По крайней мере, на личном фронте. На рабочем не в счет – это уже отдельная опера. И, надеюсь, у него хватит ума, чтобы не переплетать ее в личную. Иначе Буцефал не выдержит двоих.
- Стас… - нарушила первой молчание Ира. – Нам нужно поговорить…
- Ну ты и место выбрала для задушевных разговоров, - усмехнулся я. – Кругом же шпионы.
- Да мне плевать! – Ира вдруг вспыльчиво выдернула руку из моей, причем с такой силой, словно я замотал ее скотчем. – Ты можешь хоть три секунды меня послушать без всякого сарказма?!
Если честно, я крайне удивился ее гневу, что даже остановился. И что такого я, интересно, сказал, раз она так остро отреагировала? Я же не пытаюсь заткнуть ее всеми мыслимыми и немыслимыми способами, я даже тактику допроса не применял. Или она до сих пор не привыкла, что я всегда даю жертве право высказаться в последний раз? Хотя она права – этот гребанный лес уже изо всех сил действует на конечные нервы, с намерением превратить их в конченные....
- Расслабься, Зимина, - спокойным голосом ответил я, словно не заметив ее вспышки. – Рассказывай, да не торопись…
- Слушай, Стас, - заминаясь, начала она свою проникновенную речь. Ее взгляд был опущен, словно она стеснялась слов, которые собиралась мне сказать. – Я не знаю, какой хитрый черт угораздил меня попутаться с тобой дальше рабочих баталий. Скажи мне кто-нибудь об этом лет этак пять назад – я бы порекомендовала хорошего психиатра, не задумываясь…
Я слушал ее, не перебивая, и думал, что скажи и мне об этом кто-нибудь лет пять назад… Нет, убивать бы пророка я не стал, но ржал бы долго, пока не лопнул от хохота. А теперь… Теперь я тупо не могу представить свою жизнь без этой рыжей бестии, которая однажды свалилась мне на голову в качестве проблемы и препятствия в моей карьере, занявшей ступеньку по лестнице наверх и до сих пор не давшей мне ее обойти. Помнится, я когда-то даже размышлял, убрать ее как-нибудь по-тихому в виде нападения обкуренных гопников или пожалеть… Да-а-а-а… Было дело. И как я только мог так думать? Зато теперь я буду убивать всех, кто осмелится ее у меня отобрать.
- Так вот. Я просто страшно не хочу проснуться однажды ночью от телефонного звонка, который сообщит мне, что тебя убили…
- А за Сережу ты не боялась?
- А при чем тут Сережа? У Сережи, в отличие от тебя, врагов вдесятеро меньше.
По сути она права. Хотя я и так значительно сократил свои крестовые походы и выезды, теперь у меня появилось слабое место. Конечно, это «место» само кому хошь наваляет так, мало не покажется – на своей шкуре прочухал. И все равно я должен его оберегать, никакого лишнего риска.
- Ир, не волнуйся. У меня все под контролем. Но по ночам вообще никуда больше ездить не буду, обещаю.
Карпов слов на ветер не бросает и пустых обещаний не дает. Это знают все, включая ее саму. Ничего, я найду способ слежки за районом без личного присутствия. Хоть с биноклем на крыше дома засяду и обсерваторию на подъезде построю, но сам ни-ни!
Она все еще продолжала молча смотреть мимо меня. Не пойму, она боится моего взгляда? Боится нарассказывать мне лишнего, открыться мне? Встретить шокирующее недоумение на любые выражения простых эмоций? Зря…
- Давай начистоту. Сколько тебе нужно времени, чтобы ты ушел от меня? – внезапно выбила она меня из колеи.
Я аж поперхнулся.
- Ты сильно этого хочешь?
И тут она, наконец, подняла свои бездонные глаза. В них отчетливо прыгали панические нотки, которые пересекались с огромным желанием выяснить все прямо здесь и сейчас, а не растягивать котов за пасхальные. Особенно, если угораздило связаться с тем, с кем номера жующей резины совершенно не проходят.
- Нет… - прошептала она. – Наоборот, совсем не хочу.
- Тогда через сто пятьдесят лет, да и то вряд ли. Я для себя все уже решил.
- Годится. Но учти – не раньше!
Черт возьми, кажется, я реально люблю свой рыжий кошмар … И я не мог больше ждать. Мне срочно нужно, чтобы она снова оказалась у меня в объятиях, а я достал бы до ее губ, которые сводят меня с ума. Чтобы я снова мог убедиться в своих способностях испытывать нормальные, человеческие чувства, о которых уже давным-давно позабыл. И как ей только удалось так, одним махом? Она сильнее меня, получается… Кто вообще изобрел женщин, мать вашу.
- Зимина, - требовательно заявил я. – Жутко хочется тебя…
- Ну-у… - Ира с задумчивостью Наполеона перед сгоревшей Москвой оглядела колючие кусты. – По-моему несколько неудобно, да и зеленки у нас с собой нет…
Я даже обиделся. Она что, действительно думает, что я хочу от нее только одного?
- Дура! – в сердцах сообщил ей я. – Поцеловать!

URL
2011-12-27 в 00:37 

Armeria
POV Зиминой


И где, интересно, он научился так отменно целоваться? Так, что кровь стынет в жилах для того, чтобы взорваться яростным всплеском страсти и смести все сомнения и оставшуюся робость на своем пути. Под его поцелуями забываешь обо всем, мозг кружится и пенится, вскипая от собственных мыслей, которые тут же лопаются из-за невозможности противиться. Да и зачем? Остается только одно желание подчиниться его силе, наплевав на всякие принципы и правила. И потом никогда не жалеть о том, что однажды случилось.
До сих пор не могу поверить, что все это – принадлежит мне. Весь фонтан потрясающе сказочных чувств и ощущений – все для меня. Я не знаю, сколько баб было у него до меня, да и были они вообще – уж слишком закрытую жизнь он вел, ревностно оберегая ее от всяких непрошенных лазутчиков. Но мне и в голову не приходило, что однажды я стану ее частью. Нет, снаружи он остался таким же, каким и был – хладнокровным подполковником, которому слова поперек не рискнешь сказать и который одним лишь взглядом заставит человека получить обморожение мыслей. А вот внутри… Тоже не могу сказать, что он на почве (не побоюсь этого слова) влюбленности немедленно превратился в пушистого пуделя, который умиленно тяфкает от одного лишь вида хозяина. Потому что мне приходилось каплю за каплей вытягивать из него хоть какие-либо эмоции, чувства и самые элементарные слова, которые свойственны двум любящим людям. Уж не знаю, что у него там творится в голове – может быть, он уже раз сто проклял меня и день, когда мы сорвались с разных цепей и оказались в одной конуре. Я знаю, что опрокинула его равномерную и распланированную жизнь, полную опасностей и приключений на свою (да и мою заодно) голову, которой он посвящал всего себя без остатка. Но я также знаю, что он все больше и больше открывается мне, оправдывая доверие своими поступками, которые уже не диктовались его инстинктом самосохранения и стремлением обезопасить себя от всех возможных угроз.
А я? Как же я отношусь к такому внезапному повороту в своей непутёвой жизни? Должна ли я была провоцировать его, такого страшного и стального, но при этом способного до обморока очаровать любое существо женского пола, когда он хотел? Я знала о нем почти все и одновременно ничего… И тем не менее попалась к нему в объятия, как наивная школьница, хотя если вспомнить – он даже не планировал охоту на меня. Так и я не планировала. Раньше он мне триста лет не сдался, я бы и думать о нем, как о кандидате в свои спутники, не смела. Просто однажды так получилось.
Более того – я хотела жить с ним дальше. Слишком уж привыкла к его постоянным подколам по утрам и одновременным поцелуям, от которых у меня сводит крышу начисто. Я даже не в состоянии сравнивать его с Сережей – настолько с Карповым было все по-другому. Непредсказуемо, дико и необузданно. И вместе с тем – уютно, надежно и спокойно. Вернее, спокойно до тех пор, пока он в очередной раз не свалит на свои районные поля, собирать урожай денег… Несмотря на все наши отношения, я так и не смогла запретить ему делать свою работу. Как и прежде, я предпочитаю не знать, чем он там на самом деле занимается. Если только не одно «но», которое я ему уже высказала… И он согласился, к моему удивлению! Это значит, что ему тоже не плевать на то, что с нами сейчас творится. Это значит, что у нас есть будущее, которое я очень хотела бы увидеть…

Впрочем, будущее не заставило себя ждать, и далеко не в таких радужных красках...

Вся в задумчивых мечтах, скованная объятиями любимого, я совершенно не замечала ничего вокруг… А стоило! Услышав глухое «кхм-кхм», я вздрогнула и ещё сильней прижалась к Стасу. У Карпова реакция была полностью противоположной – одной рукой уводя меня к себе за спину, другой он вытягивал пистолет. Не знаю, каким бы образом подействовали его приёмы на лесных разбойников, но человек, стоявший перед нами, был сильно впечатлён. Поблёскивая толстыми стёклами очков, сжимая в руках трёхлитровую банку с малиной и корзинку, усталый и ошарашенный дежурный Олег явно не знал как себя вести в данной ситуации. Карпов помахивал ПМом и хмурился. Судя по разъяренному виду подполковника, был велик риск, что завтра я не досчитаюсь еще и одного дежурного…
Мне пришлось немедленно встрять:
- Ну здравствуй, Олег.
- Ирина Сергеевна… - разомкнул он уста. – Извините, кажется, я не туда попал.
- Это уж точно, - недовольно пробубнил Стас.
- Я надеюсь, ты не в рабочее время здесь гуляешь? – продолжила допытываться я.
- Что Вы, Ирина Сергеевна! Только в выходной.

Ну да, вопрос стоит только – в чей выходной? То-то ОВД сегодня в полном составе куролесит по лесам… Ничего, я завтра все графики проверю, даже дознавателей и ППСов дернуть не постесняюсь. Вдруг у этих отщепенцев тоже какой-нибудь футбол в соседнем лесу окажется, не дай бог… Поувольняю всех к чёртовой матери! И вдогонку понизю за боевые заслуги перед спиртом и шашлыками!
- Ну, я пошёл тогда? – неуверенно пробормотал дежурный.
- Иди уж, - благословила я.
- Забыл кое-что, Олег, - остановил его Карпов, - Баночку оставь.
Тоже мне, вымогатель! Ну что это такое?! Пришлось незаметно ущипнуть это чудо за… в общем, где-то в районе талии.
- А я тебе курочку подарю, - Карпов махнул тушкой куропатки. Не знаю, насколько равноценным был обмен, но дежурному не оставалось ничего другого, как согласиться.
- Это ты провизией решил запастись, если мы до утра твою машину не отыщем? – спросила я, когда Олег скрылся за кустарником. Стас ухмыльнулся и протянул мне отобранную банку.
- Не переживай, подчинённые нас прокормят.
Я хотела что-то возразить, но тут споткнулась и чертыхнулась.
- Ну наконец-то, - буркнул Карпов, сделал ещё пару шагов и мы очутились у нашего непутёвого, погасшего костра. Действительно, наконец-то!
Лавируя между выводками муравьёв, деловито растаскивающих последние остатки огурцов, я прошествовала к своему пеньку и с наслаждение села. И снова вскочила. Потому что пауков оказалось уже два!!!

Если верить Карпову, дорогу к «Инфинити» я проделала спринтерским забегом, сжимая в руках заветную трёхлитровую банку с малиной, ни разу не споткнувшись и не свалившись в канаву.
- Больше ни ногой! Ни за что! Никогда! Ни одной моей ноги больше не будет в этом лесу!!!

URL
2011-12-30 в 14:09 

Armeria
Она плюхнулась на сиденье «Инфинити», нарочито громко хлопнула дверцей и пристегнулась. Всё. Финита ля комедия, товарищи. Пакуемся, цирк уезжает. Вот и расслабились на природе с пивом и шашлыками, называется. Вместо интимного общества друг друга – горлопанившие подчиненные, вместо пива – литры водки и прочего неизвестного пойла, вместо шашлыков - разорванная тушка небольшой птички, которая впоследствии бартера превратилась в трехлитровую банку с малиной.
Я взглянул на недовольно сопевшую подполковницу, у которой вид был настолько озлобленный и несчастный, как будто я продал ее в рабство египтянам, пирамиды строить. Обхватив банку покрепче, она бездумно рассматривала лобовое стекло, словно там показывали какое-то скучное кино, без актеров и смысла.
- Ир, - негромко сказал я. – Очнись. По-моему, все не так уж и плохо получилось. Временами, даже забавно.
- Забавно?! – мгновенно вскипела Зимина. – Да от такой забавы проще сразу харакири!
- Гаечным ключом, если только, - хмыкнул я.
- Весь выходной псу под хвост! – продолжала стонать Ирка. - Почему у меня не может быть нормального выходного?! У меня и так работа ненормальная, так еще и выходные туда же?! Или я многого прошу от жизни?
Честно говоря, не скажу, что также сильно расстроился продолбанным отдыхом. Разве только Олег помешал моему простому счастью. Ну с дежурным я сам лично завтра побеседую, объясню популярно, как ему ходить впредь стоит …
Я завел мотор.
- Ну что, поехали?
- Давно пора, - буркнула Ира. – Домой хочу…
- В следующий раз лес выбираю я, - безаппеляционно сообщил ей я. – Чтобы мы не находили под каждым кустарником знакомое пьяное рыло.
- Лучше тогда уж озеро…
Мое воображение тут же нарисовало дикую картину нашего отдыха на озере: на разных берегах бухают следаки с операми, под водой с маской и трубкой дежурный Олег ловит раков, я с Сережей посереди озера на резиновой лодке для очередного задушевного разговора, Ирка блуждает между городками туристических палаток… А на самом верху всего апогея восседает разорванная туша селезня с трехлитровым ведром наловленных карпов… Озерная романтика нашего маленького ОВД!
- Нет, Зимина. – Я категорически замотал головой. – Никаких лесов и озер с твоей подачи! Лучше сразу смерть!
- Да иди ты, Карпов! – обиделась она. – Я с тобой вообще больше не разговариваю.
- И правильно! С набитым ртом вообще невоспитанно разговаривать. – С этими словами я извлек из недр салона огромный пакет, доверху набитый сочными мандаринами. – На, держи.
Конечно же, моя подполковница была сражена наповал – при виде столь обожаемого цитруса, она тут же простила мне все задевания ее почетного самолюбия.
- Как это ни странно, я не только о себе думаю, - хмыкнул я, торжественно вручая ей пакет. – Смотри, не испорть себе аппетит раньше времени. Готовлю я.
Кажется, в ее глазах засветилось что-то похожее на бесконечное счастье. Счастье от осознания, что, вероятно, еще не весь выходной отправился облезлой дворняге под хвост. Так это уже устойчивая традиция – Стасик снова спасает положение. Зато она наконец-то заулыбалась. Расслабленно, ослепительно и ярко. Так, как она умеет это делать, когда ей действительно становится хорошо. Пусть даже пока только от предвкушения.
- Все будет красиво? – с усмешкой спрашивает она.
Я внимательно посмотрел на нее.
- Абсолютно все.

TNE END
25.05.2011

URL
2012-11-15 в 19:27 

mistressvera
Я часть той силы, что вечно жаждет Зла и вечно совершает Благо...
Шикарно :heart:. Это один из лучших фанфиков, которые я читала :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: Armeria, огромное спасибо за чудесный фанфик)))

2013-02-25 в 00:58 

Armeria
mistressvera, и Вам спасибо за отзыв - чертовски приятно читать такие отзывы спустя столько времени после написания!!! На самом деле, бОльшую часть в этот фик вложила мой соавтор, которая практически пинками заставляла меня его не бросать) Я ей обязательно передам Ваш лестный отзыв)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Нерасказанные истории

главная