19:04 

Цитрусовая эпопея

Armeria
Автор: Armeria
Фендом: Глухарь
Статус: Закончен
Дисклеймер: Права на героев принадлежат авторам, создателям и продюсерам сериала "Глухарь".
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Cтас/Ира
Жанр: юмор, гет
Размер: мини

ЛЮБОВЬ И МАНДАРИНЫ (ЧАСТЬ І)

POV Зиминой

Рабочий день окончен, за окном темно и стучит по подоконнику дождь. Большинство моих подчинённых сбегают из отдела, как крысы с тонущего корабля, спеша попасть в тепло домашнего уюта.
Я не знаю, почему я не иду домой.
Возможно, потому что сегодня меня там никто не ждёт, кроме горы немытой посуды и пустого холодильника. Сын уехал с классом на пятидневную экскурсию, и я решила отдохнуть от домашнего хозяйства.
Возможно, потому что на улице сильный дождь, и мне лень топать под ним до машины, а в любимом кабинете лежат недочитанная книга и полкило мандаринов.
Но точно я не знаю. Я не знаю, что двигало мной в тот момент, когда я закрыла дверь на ключ, разулась и устроилась на диванчике. Меня ждут две последние главы остросюжетного детектива, так что часа на полтора я вместе с персонажами сбегу в выдуманный кем-то мир…

Я настолько увлеклась книгой, что не сразу заметила прислонившегося плечом к дверному косяку Карпова. Отвратительный тип. Постоянно себе на уме, и я практически никогда не знаю, чего от него ждать. Не человек – скала. Его слово – кремень, его принципы – гранит... А кстати, какой там самый твёрдый минерал? Алмаз? Действительно, алмаз... Неогранённый. Я усмехаюсь.
Похоже, он тоже удивлён, увидев меня. Хотя по его лицу не всегда поймёшь, о чём он думает. Представлю, как потрясающе я выгляжу – полулёжа на диване, юбка задралась вверх до неприличия, ноги прикрыты кителем как пледом, и всё усыпано кожурой от мандаринов.
- Чего тебе? – я вкладываю в свои слова всё своё неудовольствие от его лицезрения и опять утыкаюсь в книгу.
- Не буду тебе мешать, - проникновенно говорит он, и я краем глаза замечаю, как мой зам направляется к моему столу. И тут до меня доходит, что он открыл дверь своим ключом! Неужели у него есть дубликат?! Ну подожди, Карпов, я дочитаю последнюю главу и быстро соображу для тебя гневную тираду!

Закрываю книгу. Конец. Я ждала предсказуемый хэппи-энд, но автор меня удивил. Возвращаюсь в действительность.
Действительность мне не нравится – за моим столом восседает мой заместитель и роется в моих документах.
- Шпионишь? – спрашиваю я и взглядом пытаюсь донести до него всё своё негодование. Увы, с таким же успехом я могу пытаться взглядом пожарить яичницу – на мои взгляды у подполковника уже иммунитет.
- Всегда считал, что ты в курсе, - отвечает он, читая какую-то бумагу.
- Чувство этики и морали у тебя отсутствуют напрочь! – говорю я. Чтоб тебя черти взяли, упырь ненаглядный. Иногда мне хочется сильно и от души стукнуть его чем-то тяжёлым. Боюсь, получу сдачу...
Карпов переводит взгляд на меня и ухмыляется. Пожалуй, пора показать, кто в доме хозяин! В смысле, в ОВД...
Направляюсь к столу, забыв обуться. Выхватываю у него из рук какую-то бумагу и кладу в стопку таких же.
- Это МОЙ стул, МОЙ стол, МОИ документы и МОЙ кабинет! – говорю.
Зря я не обулась, пол в кабинете холодный. - Или ты всё ещё надеешься, что он твоим станет? – ехидно интересуюсь я.
Чёрт, какой же пол холодный! Так и цистит заработать недолго. А этот развалился в моём кресле и отвечает многозначительно:
- Зимина, ничто не вечно. В том числе и твоя должность.
Я начинаю злиться. А когда я злюсь – я способна на всё.
- Запомни, Карпов, - также многозначительно вещаю я и сажусь ему на колени (а то мои ноги окончательно окоченеют). - Ты всегда будешь подо мной!
Вообще-то я имела ввиду, что он получит кресло начальника ОВД только тогда когда я уйду на повышение. Но получилось двусмысленно. Похоже, грозный и ужасный Карпов даже не знает, что сказать. Особенно, когда я наклоняюсь достать из-под стола свои сапожки. Н-да, нехорошо получилось.
- Это что, был намёк? – спрашивает он.
– А я что, тебе нравлюсь? – парирую я и, застегнув молнию на сапоге, поворачиваюсь к нему.
- Вообще-то нет. Но сейчас да.
Я могла бы и не спрашивать. Подполковник-то не железный…
Ох, кажется, и я тоже…

Приблизительно полчаса спустя.

Дворники монотонно сметают с лобового стекла дождевые капли. Светофор переключается на красный, и я торможу. Сердце стучит как ненормальное, мысли панически путаются…
Я никогда не рассматривала Стаса как потенциального любовника. А зря.
Ох, что же я наделала…
Я чуть не пропускаю зелёный свет.
«Зимина, ты сошла с ума! – твердит моё благоразумие. - Нельзя! Прекрати это!»
Мои губы всё ещё горят от поцелуев, тело напряжено… Не знаю, чем ему не угодил диванчик в кабинете. Хотя кровать действительно удобней. Моя кровать. Прелюдия к ней была восхитительной, и я согласилась… Надеюсь, никто из дежурных не заметил, что мы вышли вдвоём…
В зеркале заднего вида я вижу его инфинити. Интересно, о чём он думает. Может быть, он тоже уже жалеет, что поддался искушению?
Когда он был рядом, всё было понятно и обосновано, но теперь меня мучают сомнения…
Мне стыдно. Мне страшно. Мне хочется ещё раз почувствовать его вкус…
«А как же Серёжа?! – вопит моя совесть. - Это предательство по отношению к нему!»
«А что Серёжа? – ехидно шепчет откуда-то тихий голосок. - Он что, тебе не изменял?»
«Зимина, но ты не можешь вот так просто взять и заняться любовью с Карповым!» - возмущается моё воспитание.
Похоже, могу… Ведь именно за этим я еду домой…
«То, что произошло в кабинете - ошибка, но ты можешь её исправить», - твердит во мне подполковник.
«Но ведь тебе было хорошо!!!» - твердит во мне женщина.
Я паркуюсь у дома и принимаю решение. Выхожу из машины. У подъезда меня догоняет Карпов. Я опять оказываюсь в его объятиях.
- Стас, - шепчу я, - не надо. Думаю, не стоит продолжать.
Он с прищуром изучает моё лицо.
- Зимина, я тебе не мальчик на первом свидании, – зло бросает он, - чтобы мне голову морочить!
- Прости, Стас! – бормочу я, - Я не хочу утром проснуться и осознать, что совершила огромную ошибку…
Он отпускает меня и я быстро прячусь за дверью подъезда.
Пока жду лифт, понимаю, что только что совершила ту самую громадную ошибку…
«Какая же я дура!» - с горечью мелькает очередная мысль. Захожу в лифт и нажимаю кнопку своего этажа. Что же я натворила…
В последний момент дверь лифта отчаянно визжит и створки раскрываются. Стас…
Я чувствую вкус его губ и прижимаюсь к нему ещё крепче… и сразу отпихиваюсь. Чёртов ствол, он что, не мог его в сейфе оставить?!
Кое-как бросаю своё пальто на вешалку. Его пальто уже там, и следом отправляется злосчастная кобура.
Он опять обнимет меня и целует, я провожу руками по его телу, его нога…
- Ох! – вырывается у меня, но совсем не от возбуждения, - У тебя в кармане что, плоскогубцы?!
- Нет, - виновато шепчет он, - Сека…
Я закрываю ему рот поцелуем и тащу его в спальню. Надоело уже! Пусть снимает с себя одежду, тогда я гарантировано останусь без синяков!
Его джинсы с громким стуком падают на пол. Я догадываюсь, что это запасной пистолет в заднем кармане… Но мне уже всё равно…

ЛЮБОВЬ И МАНДАРИНЫ (часть ІІ)

POV Зиминой

Ненавижу утро. Меня всегда раздражает пиликанье будильника и мысль о том, что пора вставать и куда-то идти. Мне так редко удаётся выспаться…
Но сегодняшнего утра я боюсь особенно…
Сегодня вместо будильника у меня мужское плечо, которое осторожно двигается, как только я задремала, и я слышу хриплый глосс:
- Выспалась?
Выспишься с ним, как же…Он проводит рукой по моим волосам. Я чувствую, что ему так же не хочется просыпаться, как и мне. Ещё я знаю, что сам он так и не заснул – он никогда не может уснуть в чужой постели…
Мелькает малодушная мысль послать всё к чёрту и наконец-то выспаться. Но я приоткрываю глаза и рассматриваю лицо этого мужчины, пытаясь понять, кто передо мной.
Сотрудник? Враг? Подельник? Любовник?
Я вздыхаю и тащусь в ванную.

Спустя полчаса философски разглядываю половинку почерствевшего хлеба и заявляю, что завтрака не будет.
- Я не завтракаю, - говорит полуодетый подполковник, - только кофе, если есть.
Ну, в этом мы с ним похожи. Крепкий чёрный кофе по утрам – моя слабость. Говорить не хочется и я молча подаю ему чашку. Он задумчиво рассматривает блюдо с мандаринами. Я отворачиваюсь и подхожу к окну. Люблю разглядывать прохожих по утрам - ещё сонных, раздражённых, радостных, угадывать их эмоции.
Чувствую дыхание Стаса у себя за спиной, хочу откинуться назад, в его объятья, и не думать ни о чём. Но вместо этого задаю тот вопрос, который мучит меня всё утро, ответ на который я не знаю…
- Стас, а дальше что?
Как мы дальше будем жить и работать после этой ночи? Как? Я страшусь будущего…
- Дальше? – переспрашивает он и добавляет после некоторой заминки, - Дальше будет так, как ты решишь, Ириш… Я пойму, если ты останешься с Глухарёвым.
Вот как, значит… А как же сакраментальное «ты моя»? Нет, я, конечно, не рассчитывала на пылкие признания в любви. Но такого ответа я тоже не ждала! Единственное, что меня утешает – дуэль на табельном оружии с Глухарёвым не намечается…

Ну вот. Уже второй дней живу с мыслью о том, что я – изменница. Чувствую себя героиней мелодрамы. Вот только в кино всё же поромантичнее будет, да и конец любовной истории обычно заранее ясен. Не то, что в жизни.
В жизни всё гораздо проще - мы со Стасом делаем вид, что ничего не было. Нет никаких многозначительных взглядов, многообещающих улыбок, нежных прикосновений, когда никто не видит. Ничего такого нет. Я тешу себя какими-то иллюзиями и потом ищу их подтверждение в его взглядах, словах, жестах. Но так и не нахожу… И продолжаю гадать: любит - не любит, но ромашек под рукой нет… Одни мандарины.
Я злюсь на себя. На него.
Вот так вот, да? Будет так, как я решу? Чёрт бы тебя побрал, Карпов, но ты ничего мне не предложил!!!
А я не могу решить всё за нас двоих, я не могу решить даже за себя…

Ты заходишь в мой кабинет в конце дня. Говоришь привычные фразы о работе. Но я понимаю, что ты пришёл не за этим. Мои мысли опять начинают водить хоровод. Я прячу какие-то бумаги в сейф, потому что боюсь смотреть тебе в глаза. Я слышу, как без стука открывается дверь. Это Сергей. Увидев Стаса, он останавливается и спрашивает:
- Не помешал?
Сердце барабанной дробью проваливается куда-то в пятки и отдаётся ритмом чечётки в висках. Классическая сцена из мелодрамы, по закону жанра – банальный мордобой и пикантное выяснение отношений…
- Нет, - отвечает Карпов и не спеша покидает кабинет. Выяснение отношений не предвидится. Молча смотрю как он уходит. Сергей приближается ко мне, многозначительно улыбаясь. Я, наконец, замечаю на столе два мандарина. Значит, всё-таки…
Принимаю Соломоново решение. Отстраняюсь от Сергея.
- Серёж, я должна сказать тебе одну вещь.
Господи, как же трудно произнести это вслух!
- Серёж, я…
- Ир?.. – он мигом стал серьёзным.
- Прости. Я изменила тебе. Всего один раз, но изменила…
Я говорю ещё что-то. Он молчит, но потом берёт меня за руки и утешает, говорит, что мы теперь квиты, ведь он тоже когда-то…
Нет, Серёж, я не могу так... Мне нужно подумать. Мне нужно разобраться. Ведь гораздо легче простить другому человеку, чем себе…

Меня опять мучат сомнения. Грызёт совесть и чувство вины. А ещё – страх перед будущим.
Нет, так больше не может продолжаться!
Ты хочешь, чтобы я всё решила сама? Ну что ж!
Я подхожу к тебе, внимательно следя за твоей реакцией. Ни искорки в твоих глазах, ни едва заметного трепета губ, ни трогательного жеста. Ничего.
Ничего? Я прикасаюсь к тебе и чувствую, как стучит твоё сердце. Стучит слишком часто и слишком громко для твоей равнодушной маски. Я улыбаюсь. А ты ждёшь.
Теперь я понимаю. Ты ждал моего решения. Моего приговора?
Чувствую себя той маленькой принцессой из сказки. Казнить или помиловать?
- Ир…
Мне показалось или в твоём голосе действительно звучат какие-то эмоции? Я ликую. Ты хочешь знать, что я решила? А я тебе не скажу. Я ведь не уверена в этом до конца. И я оставляю тебя одного.

Смотрю из окна своего кабинета на подчинённых, но мои мысли далеки от работы. Ты входишь без стука и подходишь ко мне. Встаёшь у окна, рядом со мной. Как там говорил один умный человек - лучше жалеть о том, что случилось, чем об упущенных возможностях? А я ни о чём не жалею. Мои сомнения позади. Я улыбаюсь.
- Любовь – это слабость, Ириш, - говоришь ты тем временем, - а я не могу разрешить себе быть слабым. Я…
Дверь опять распахивается. Мы синхронно оборачиваемся и вздрагиваем, как будто нас застали за чем-то неприличным. В каком-то смысле оно так и есть, ведь это входит Глухарёв. В интуиции ему не откажешь, как и в уме. Он переводит взгляд с меня на Карпова и с Карпова на меня.
- Значит, вот с кем…
Оба напряжённо и выжидающе смотрят друг на друга.
Вот и долгожданная развязка этой мелодрамы. Я понимаю, что теперь отношения с Сергеем стали невозможными – Карпова он мне не простит. Отношения со Стасом вряд ли будут такими уж лёгкими. И, кроме всего прочего, я – начальник ОВД.
- Ты что-то хотел, Глухарёв? – начальственным тоном говорю я, - Карпов, наша аудиенция закончена. Что-то ещё?

Наконец-то вернулся Сашка! Как же я соскучилась по сыну… Слушаю его болтовню, смотрю фотографии и улыбаюсь. Думаю о том, как он повзрослел - уже почти мужчина. Не смотря ни на что, он - самый любимый человек в моей жизни. И ты не прав, Карпов, - любовь делает нас сильнее.

ЛИМОННОЕ ПОХМЕЛЬЕ (часть 3)

POV Зиминой

Я с грохотом открыла сейф и вытащила табельный пистолет. Всё во мне так и клокотало от ярости и злости! Ненавижу! Я проверила обойму и сняла предохранитель. Но так как здравомыслие и рассудительность – неотъемлемые черты моего характера, то я решила, что выстрелить ему в грудь при свидетелях – это не лучший выход.
- Нет, это не выход! – произнесла я вслух, нервно барабаня рукоятью пистолета по столешнице. Слишком лёгкая смерть для него! Я буду убивать его медленно. Резиновой дубинкой. Удар за ударом… А ещё лучше – бейсбольной битой.
Где же взять эту биту?!
Я в задумчивости уже несколько раз сожгла его на костре, отрубила голову, пальцы рук, ног и другие конечности, когда зазвонил телефон. У моей лучшей подруги феноменальное свойство появляться тогда, когда надо.
- Ириш! – завопила она в трубку, - Ты зря не пошла со мной на шопинг! Я купила себе новые сапоги! Обалденные! Надо отметить!
От переизбытка собственных эмоций я выдавила в трубку что-то нечленораздельное и решила, что некоторое количество алкоголя в компании подруги мне не помешает.
Выходя из отдела, я ловила на себе недоверчивые, удивлённые, сочувствующие взгляды подчинённых. Ещё бы! Испорченный телефон уже к обеду разнёс по отделу новость, что я переспала с Карповым. К счастью, мой яростный взгляд, дополнявший блеск звёзд на погонах, меня не подвёл и парочка сплетников в страхе разбежалась. Я села за руль и, взвизгнув тормозами, умчалась приводить в порядок свои подпорченные нервишки.

Подруга у меня что надо, хотя и со своими тараканами в голове, и сразу вникла в суть происходящего. Мы лихо тяпнули по 50 грамм коньяка за её новые сапоги, потом ещё по 100 за нас, красивых, и я продолжила свой рассказ:
- Слушай дальше. Иду я по коридору и слышу, как кто-то из оперов спрашивает: «Стас, ты что, правда, с Зиминой… того?» И знаешь, что эта тварь ему ответила?!
Я поднапрягла свою память и постаралась достоверно воспроизвести фразу Карпова:
- «Витёк, что в твоём понимании значит «того»? Я с Зиминой переспал? Перепихнулся?»
От вновь нахлынувших эмоций я отправила в рот ещё стопку коньяка и поморщилась. Всё-таки, надо было брать мартини? или «Бейлиз», на худой конец…
Подруга пододвинула ко мне тарелку с мандаринами.
- Ненавижу мандарины! - с чувством произнесла я. - Яблочек у тебя нет?
Других фруктов, кроме мандаринов и лимонов, в доме не оказалось.
- Давай лимон, - махнув рукой, скомандовала я, - самая лучшая закуска к коньяку!
- Что, прям так и сказал? – вернулась подруга к разговору о моём неудачном романе. - Переспал и перепихнулся?
- Ну, - припомнила я, - он вроде ещё что-то там говорил, но я не дослушала. Помчалась за пистолетом.
Я вздохнула. Подруга тоже. И налила ещё по 50 коньяка.
- Все мужики – козлы! – хмуро провозгласила она.
- И сволочи, - злобно добавила я, ненавидя Карпова всеми фибрами своей души. Мы дёрнули.

- Слушай, - протянула подруга, таращась на свет люстры сквозь бокал с коньяком, - я бы на твоём месте его завалила. У тебя же есть связи.
Да уж, похоже, Света уже готова. Пить она совершенно не умеет. Я вот до сих пор трезва как стёклышко!
- Не то, что у меня. Нигде блата нету, - продолжила она, погрустнев, - Знаешь, Ириша, я тобой горжусь! Ведь ты столького добилась! Стала начальником ОВД!
Светка почему-то шмыгнула носом.
- Ещё у меня сестра двоюродная ЗАГСом заведует… Вот только никто меня не грабит и замуж не берёт!... Давай за нас, что ли…
Мы ещё немного посидели, погруженная каждая в свои мысли. О мужчинах. О подлеце Карпове. Как он мог меня предать? Как он мог обсуждать меня со своими подчинёнными?! Собака! Нет, не собака, а кобель! Лось, осёл, мерин!
- Козёл, - буркнула я вслух.
- Точно, - отозвалась Светка, - Кобель и ублюдок! Выпьем?
Я подозрительно на неё глянула. Нет, кажется, мы всё-таки говорим о разных мужчинах. Тогда ладно, выпьем.

Подругу развезло, а меня почему-то совсем не брало. Я размышляла о том, как мне отомстить Стасу. Этого так оставлять нельзя! Из-за него я потеряла Глухарёва и уважение своего коллектива. Представляю, какие теперь носятся обо мне слухи! Мне было мало сплетен о нас с Глухарёвым? Дура! Нет, это он виноват, подлец и негодяй Карпов! Ну, я ему ещё устрою сладкую жизнь!
Подруга ещё что-то бубнела о своих мужиках, из которых никто на ней так и не женился. И тут меня осенило!
- Светка! – завопила я. - Ты должна мне помочь!
Подруга икнула, то ли от неожиданности, то ли от переизбытка спиртного. Я вкратце изложила ей свой план, от которого она заикала ещё больше.
- Слушай, Ир, а это безопасно? – спросила протрезвевшая Светка у ворот родного ОВД. Я расплатилась с таксистом и утешила её:
- Не волнуйся, Стасик женщин не бьёт. Разве что плёночкой попугать может. Но я же рядом буду, если что!
Светка достала из сумки бутылку с остатками коньяка и глотнула прямо из горла для храбрости. Я, за компанию, сделала то же самое.
Подруга воспряла духом и вошла в ОВД. Час был поздний и потому малолюдный. Светка устроила настоящий цирк возле дежурки, и мне удалось незамеченной пройти по коридору и скрыться за поворотом. До меня доносились Светкины вопли. «Ну же, выходи давай», - мысленно торопила я, зная, что Карпов обязательно выйдет на шум. То, что он всё ещё на месте, я поняла, увидев освещённые окна его кабинета. И он вышел. Я змеёй (правда, чуть не зацепившись за порог), скользнула в кабинет. Первым делом я заприметила, чем бы треснуть его по голове, если он не вовремя вернётся. Затем начала искать. Доносившаяся из коридора перебранка свидетельствовала о том, что Стас ещё занят.
Мне повезло. Я нашла, что искала, в ящике стола. Было б хуже, если б мне пришлось взять ключи и провести обыск в его квартире. В этот момент я поняла, что крики стихли, и услышала шорох шагов в коридоре. Я схватилась за электрочайник и притаилась у дверей, прислушиваясь к звуку шагов. Кто-то прошёл мимо. Я осторожно выглянула, крепко сжимая чайник в руке. Коридор оказался чист. Кажется, Карпов выпроводил мою подругу, а сам направился в туалет. Я с сожалением поставила чайник на место и, глупо похихикивая, выбежала из ОВД.
На улице ждала Светка.
- Ир, ты уверена?! – налетела она на меня, - Он же псих! Ты знаешь, что он мне сказал?! Знаешь?!
Но я лишь отмахнулась. Полдела сделано! Мы поймали такси и поехали ко мне. Тяпнули ещё по 50 за успех предприятия.
- Ну, теперь звони сестре! – сказала я и отодвинула диван, доставая карповский откат. Ты сам вырыл себе яму, подполковник!
Светка от увиденной наличности впала в ступор и открыла рот. Пришлось влить в него ещё стопку коньку, от чего она мигом пришла в себя и, наконец, стала будить сестру телефонными звонками. Можно сказать, что дело было сделано! Так что ты попал, Стасик!!!

С утра меня мучила головная боль, сухость и неприятный привкус во рту. Я опоздала на работу на три часа и долго не могла вспомнить, где оставила свою машину. Приехала на служебной. У крыльца толпилась группа оперов. У Витька (если это был он, я плохо разглядела) багровел на лице синяк. Стоят все кучей, будто шакалы! Нет, не шакалы. Стая диких собак. Науськанные и верные предводителю. А вот и он – вожак этой стаи! Увидел меня и стоит, наблюдает. Ну что ж, держись, голубчик!
Я вальяжной походкой направляюсь к ним, с улыбкой поправляю воротник Карпову, чмокаю его в щеку и говорю:
- Привет, котик!
Оставляю их позади себя, наслаждаясь наступившим после моих слов гробовым молчанием. Посмеиваясь про себя, направляюсь в кабинет. Со мной уважительно здороваются, но я не отвечаю на приветствия. Практически сразу за мной вваливается Карпов. Скидываю пальто ему на руки и сажусь за стол, копаясь в сумке.
- Ира, в чём дело?! – требовательно спрашивает он, возмущённо бросая пальто на диван. - Где ты вчера была? От тебя разит перегаром!
- Ты чем-то недоволен, котик? – я разыгрываю удивление. - Кстати, вот твой паспорт. А нет, извини, это мой. Твой вот этот.
Я подаю ему бордовую книжечку. Стас ещё некоторое время пытливо всматривается в моё лицо, затем начинает листать паспорт. На странице «Семейное положение» он останавливается и снова переводит взгляд на меня.
- А вот и свидетельство о браке, - подсовываю ему ещё одну бумажку. - Фамилию я менять не стала.
Если честно, ожидала от него более бурной реакции. Он всего лишь отодвигает стул и садится напротив.
- Поздравляю, Карпов, - говорю я, - кресло начальника ОВД почти твоё. Тебе осталось пристроить свою жену в главк на должность повыше. Деньги и связи у тебя есть.
Он молчит.
- Хочешь развестись? Готовь семь миллионов.
- Ир, ты всё ещё пьяна? – спрашивает Стас и, с грохотом отодвинув стул, подходит ко мне.
В этот момент в дверях появляются Глухарёв, Тарасов и Антошин. Подозреваю, что они стояли под дверью и, услышав звук падающего стула, решили вмешаться. Сергей со зверским выражением лица и сжатыми кулаками начал подходить к Карпову. Стас лишь ткнул ему в лицо раскрытым паспортом со свежей печатью. Глухарёв впал в ступор, потом перевёл тяжёлый взгляд на меня, развернулся и вышел. Антошин неуверенно потоптался у двери и тоже вышел. Напоследок мне достался взгляд Тарасова, в котором смешались ужас и восхищение.
- Пошли, - заявил Стас, поднимая с дивана моё пальто.
- Куда? – спросила я, раздумывая, чем мне всё это может грозить.
- Кольца купим.
У меня в душе, всё ещё пребывающей в парах алкоголя, что-то встрепенулось.
- Учти, Карпов, - пытаясь выдавить из себя угрозу, протянула я, - Я буду очень капризной женой. И секатор тебе в этом не поможет!
Кажется, это его не испугало.

ГРЕЙПФРУТОВЫЕ СТРАСТИ (часть 4)

Герои и события те же, чушь такая же.
POV Карпова

Стоят мои опера, языки чешут да глаза пялят. А работать кто будет? Весь день всем отделом обсуждают, как мне Зимину удалось к интиму склонить. Так может, это не я её, а она меня? Хотя, тут сам чёрт не разберётся, кто кого, и когда начал. В моём поле зрения появляется Витёк. Похоже, последние мозги ему совсем отшибло, когда он осмелился спросить, правда ли я Зимину «того». Тихо и вежливо объясняю значение слова «того», а также красочно расписываю, кого и за что можно «того», и закрепляю свою речь дружеским похлопыванием по печени и между глаз. В результате чего опера проникаются скромным уважением ко мне и к Ирке и быстро идут работать.

Что-то не видно в отделе моей ненаглядной. В результате оперативно-розыскных мероприятий выясняю, что уехала она часа два назад. На звонки не отвечает. Ну, и куда ж её понесло? У меня другие планы были, я с ней поужинать собирался.

Возвращаюсь в отдел. Ирка так и не объявилась. Я, кажется, начинаю волноваться, и продолжаю поиски. Нахожу мобильник у неё на столе. Умница какая! Больше ничего не забыла? Странно.
Беру телефон и поезжаю к ней домой. И дома её нет. Мелькнула нехорошая мысль о Глухарёве. Еду к нему.

«Седина в бороду, бес в ребро». Это обо мне сейчас. Колбасит, как в 17 лет. Поднимаюсь по лестнице. Из-за глухарёвской двери доносится нестройный хор мужских голосов, старательно выводящих заунывную мелодию. Надеюсь, Антошин завтра будет в состоянии работать.

Возвращаюсь на работу. Сижу, никого не трогаю, снимаю кожуру с грейпфрута. Такая же кислятина, как и мои мысли. Лучше б яблочек купил. Из коридора доносится визгливый женский голос. Пойти, что ли, разобраться?

Какая-то дамочка, сильно пахнущая алкоголем, пытается найти какого-то мужа. Довожу до её сведения, что в здравом уме на ней бы никто не женился. Она пытается спорить. Обещаю, что если она сейчас же не уберётся, то я ей сам, лично, приведу в порядок маникюр и макияж. Причём навсегда. Дамочка вняла и испарилась.

Стою у крыльца, жду. Привезли, наконец, мою пропажу. Рассекает по двору как крейсер Аврора. В голову не пришло, что я волноваться мог?

Котиком меня назвала и перегаром дыхнула. Что-то тут не так. Иду за ней объясняться. Протягивает мне паспорт.

Из нас двоих точно кто-то свихнулся! Или оба?

Предлагает мне кресло начальника ОВД в обмен на своё повышение. В декрет она у меня пойдёт, а не в главк.

Развод за семь миллионов? А не подумала, что мне вдовцом остаться дешевле обойдётся?

Похоже, в такой ситуации аргументы посильнее слов понадобятся. Поцеловать её, что ли? Я встаю, а в дверь ломится Глухарёв. Ты в пролёте, Серёжа! Скромно показываю свежую печать в паспорте. Ну да, я сам в шоке.

- Пошли, - говорю. Жена, ёпть!
- Куда? – спрашивает. У неё логика вообще есть? Кольца купить, куда ж ещё! И с мамой не мешало бы познакомиться…

ЭПИЛОГ

Ирина рассматривала себя в зеркало. Грудь и шею обсыпало мелкими красными прыщиками. "Н-да, - грустно подумала Зимина, - Зачем я столько апельсинов вчера съела-то?"

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС ОТ ПЕРЕИЗБЫТКА ЦИТРУСОВЫХ

Жанр: пародия, стёб, юмор
Пейринг: Стас/Ира
Предупреждение: вдохновил этот фанф: Автор: Vokrug_Shum, название: Он приходит в каждый фандом!

Карпов как бы очнулся и хмурым взглядом обвёл свой кабинет.
В последнее время он часто обнаруживал себя в местах, в которые не помнил, как попал, и совершал не совсем свойственные ему поступки.
Сны? По крайней мере, он называл это сном. Чаще всего в этих снах он влюблялся в разных женщин, занимался с ними любовью… Особенно частыми эти сны были о Зиминой. Хуже всего, когда ему снились однополые отношения… Последнее плохо укладывалось в его голове наяву, но во сне приносило удовольствие телу. Не всегда. Но часто.
Вот и сейчас он находился именно в таком состоянии «сна», в котором не мог контролировать свои поступки. Всё происходящее как будто кто-то всё решал за него – что делать, что говорить…
Вот и сейчас какая-то неведомая сила толкала его покинуть кабинет и направиться к Зиминой. Стас медлил. Неведомая сила становилась всё настойчивей. Карпов игнорировал ей, но знал, что это бесполезно… Вдруг он как будто что-то расслышал…
Голос?
Голос – не голос, но в голове отчётливо зудела фраза «Карпов взял бумаги и направился в кабинет Зиминой». Тело повиновалось и рука сама потянулась в сторону кипы документов.
В голове мелькнула мысль, что это уже было, и не единожды – брошенная Глухарёвым Зимина втихую заливала своё горе спиртным и, спустя какое-то время, он утешит её в постели.
Стас скривился. Надоело! Всё время одно и то же! Брошенная Зимина – постель – работа (бред какой-то, а не работа!) – случайность – новая девица – постель – работа (ну и дела ему приходится творить иногда!)- и так далее, по списку и без оного…
Нет, чтоб на рыбалку… Эх!
Карпов остановился у двери Зиминой.
«С другой стороны», - размышлял он, - « хорошо, что не у двери Глухарёва…»
Его передёрнуло.
Он дёрнул ручку. Заперто. Странно. Раньше такого не случалось. Рука сама полезла в карман, вытащила оттуда дубликат ключей и отперла дверь.
Зимина развалилась на диванчике и читала книгу. Карпов почесал ухо.
«Ну, а мне-то что делать?»
Так и стоял целых пять минут, пока она голову не подняла.
«Играем в гляделки»
- Чего тебе? – неприязненно спрашивает Ирка.
«Мне-то? – с грустью думает Карпов, - Мне бы на рыбалку, с удочками, рыбку половить…»
Но неведомая сила тянет его к Иркиному столу и заставляет смотреть какие-то документы. Тут он замечает наполовину очищенный мандарин и воровато тянет к нему руку, боясь, что неведомая сила его остановит. Но, видно, неведомая сила в этот момент сильно занята и Карпов беспрепятственно его съедает.
- Шпионишь? – спрашивает вдруг Ирка.
«Да нафиг ты мне сдалась, тоже мне, тайны...», - думает он, но вслух отвечает совсем другое.
«Эх, посидеть бы сейчас на берегу, рыбку половить», - мечтает Карпов, - «Карасей каких-нибудь… А потом уху прямо там, на костре сварганить…»
А Ирка ни с того, ни с сего бухается к нему на колени и заявляет:
- Запомни, Карпов, ты…
Ну под, так под. Ему сверху уже самому надоело.
Зимина нагибается.
«Зато никакой виа-гры не надо!» - с гордостью думает Карпов, - «В эти моменты никогда не подводит…Ну, дальше-то ясно – до утра придётся попотеть, а там и до свадьбы недолго осталось…»

@темы: Глухариное)

URL
Комментарии
2011-11-24 в 19:10 

Ulula
С почином!)))))))))))
Замечательная вещщь!))))))))))))

2011-11-24 в 19:10 

Ulula
С почином!)))))))))))
Замечательная вещщь!))))))))))))

2011-11-24 в 19:19 

Armeria
спасибо! с неё и начала)))

URL
2011-11-24 в 19:22 

Armeria
спасибо! с неё и начала)))

URL
2011-11-24 в 19:29 

Ulula
О как у нас диалог пошел!)))))))))

2011-11-24 в 19:30 

Ulula
О как у нас диалог пошел!)))))))))

2011-11-24 в 19:46 

Armeria
ага! прям как для особо непонятливых))) xDDD

URL
2011-11-24 в 19:51 

Armeria
ага! прям как для особо непонятливых))) xDDD

URL
2011-12-09 в 08:20 

.Антошин
У нас другие ценности, у нас другие цели, войну узнали мы не по рассказам. Природой мы любуемся в оптическом прицеле - ведь мы с тобой, братишка, из спецназа.©
Я вот думаю - рискнуть и почитать гет?

2011-12-16 в 01:15 

Armeria
Я вот думаю - рискнуть и почитать гет?

можно попробовать))) мне будет интересно почитать мнение)

если что - постельных сцен здесь практически нет...

URL
2012-01-04 в 00:32 

(Zveto4ek)
Улыбайтесь! Один хрен ваши проблемы никого не волнуют. И живите так, чтобы жизнь, пиная вас, сломала ногу!
знакомая эпопея с цитрусовыми))) а я переживала, что группу в конте удалили со всем содержимым))) не ожидала самое вкусненькое найти здесь))) отлично, я тут пожалуй пропишусь)))

2012-05-25 в 13:43 

Домино-хули
Хочется подраться, хочется влюбиться, Хочется остаться, хочется разжиться, Хочется зажечься, хочется проснуться, Хочется раздеться, в небо окунуться.
Прекрасно! )))

2012-05-27 в 00:36 

Armeria
Домино-хули, спасибо:)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Нерасказанные истории

главная